No graphic -- scroll down
 Князь Николай Жевахов    Главы из Воспоминаний

Публикуется по: Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н.Д. Жевахова. М: Изд. "Родник", 1993


ГЛАВА 61  Свыше указанный путь ко спасению России

Как тучи скрывают от взора нашего солнце, так грехи заслоняют от нас Бога. Воздвигли они между небом и землей стену непроницаемую, закрыли лик Божий и, чем грешнее человек, тем темнее и холоднее у него на душе, тем труднее непосредственное общение с Источником Света, тем меньше веры даже в возможность такого общения, тем непонятнее для него все вокруг происходящее.

Не поняли русские люди и даже ослушались Гласа Свыше, явленного двукратно устами св. Иоасафа Белгородского и задолго до войны 1914 года, с целью предупредить ее, и в 1915 году с целью прекратить ее.

Вспомним хотя бы теперь об этом Гласе, используем хотя бы теперь указанные Самим Богом пути ко спасению России! Бог - не идея, а Милосердный Отец Небесный, любящий Свои создания и пекущийся о них, то изливая Свои безмерные милости, то предупреждая и предостерегая от бед, то наказывая гордого человека за ослушание Его святой и всеблагой воле.

Будем иметь такую веру, и по этой вере дано будет нам увидеть нашу Родину, великую Россию, омытую и очищенную страданиями и слезами. Но будем страшиться не внять сему Гласу даже теперь, спустя 15 лет после того, как он впервые раздался.

В 1754 году святитель Иоасаф, обозревая свою епархию, прибыл в город Изюм. Встреченный духовенством в предместье города и войдя в притвор Вознесенской церкви, святитель с изумлением остановился и начал всматриваться в большую икону Богоматери, стоявшую в углу притвора и служившую как бы перегородкой, за которой ссыпали уголь для кадила. Долго с умилением смотрел он на святую икону, потом, осенив себя крестным знамением, опустился пред нею на колени и громко произнес: "Царица Небесная, прости небрежность Твоих служителей, не ведят бо, что творят!" Затем, обратившись к сопровождавшему его благочинному, сказал: "Почему этот образ не поставлен в лучшем месте? В сем образе преизобилует особенная благодать Божия, в нем Пресвятая Владычица являет особое знамение Своего заступничества для сей веси и целой страны!"

Войдя в церковь и обратив внимание на большой киот сзади левого клироса, уставленный небольшими иконами старого иконостаса, которые было можно с удобством разместить по другим местам, святитель сказал: "Вот самое приличное место для иконы Божией Матери. Поставить ее на место этих уже обветшавших икон, чтобы она всегда стояла на этом месте". Святитель Иоасаф пробыл в городе более трех дней, и утром и вечером приходил он в Вознесенскую церковь и усердно молился пред сим образом Богоматери, тогда же поставленным на указанном святителем месте. Весть об этом событии распространилась между жителями; многие стали притекать к образу, с верою и молитвою ко Владычице мира, и по мере веры своей получали исцеление. И теперь от иконы истекают великие чудеса и знамения благодати Божьей. По установлению иконы Богоматери на месте, святитель Иоасаф рассказывал близким, что перед выездом из Белгорода он видел следующий сон. При входе в одну из осматриваемых церквей в притворе он увидел в куче сора икону Богоматери, с светлым сиянием, исходившим от нее, причем слышен был голос, говоривший: "Смотри, что сделали с Ликом Моим служители сего храма. Образ Мой назначен для страны сей источником благодати, а они повергли его в сор". Сильно смущенный этим сновидением, глубоко запечатлевшимся в его душе, святитель при обозрении церквей подробно осматривал их как снаружи, так и внутри с целью узнать, нет ли в самом деле чего подобного, что ему снилось. Посещая Вознесенскую изюмскую церковь, он был поражен внешностью ее, сходной с представлявшейся церковью во сне, а потому, увидев Свыше указанный ему образ Богоматери в притворе в таком небрежении, понял, что сон его был благодатный и относился к этой церкви и этому образу Богоматери. Это откровение Свыше, эта милость Божией Матери, избравшей св. Иоасафа Своим орудием для прославления образа, были наградой ему за попечение о святых храмах и св. иконах. Во все время своего служения святитель Христов Иоасаф строго наблюдал за благоговейным почитанием святых икон и за правильностью их изображения, о чем неоднократно писал увещания и делал распоряжения.

Вот этот именно Песчанский Образ Богоматери, являвшийся по свидетельству Самой Царицы Небесной источником благодати для всей России, и пришел на помощь нашей Родине в один из самых тяжких моментов ее жизни, в самый разгар войны 1914 года и был... отвергнут. Горделивый человек отвергнул небесную помощь, не поверил Гласу Свыше и отсюда все те бедствия, какие не замедлили обрушиться на Россию и доныне тяготеют над ней. Случилось это таким образом.

4 сентября 1915 года, в годовщину прославления св. Иоасафа, чудотворца Белгородского, в Вознесенском храме Петрограда состоялось обычное архиерейское богослужение, а вечером того же дня - общее собрание членов братства Святителя Иоасафа. Председателем братства после генерал-адьютанта адмирала Д. С. Арсеньева был избран генерал от инфантерии Л. К. Артамонов, а товарищами председателя были протоиерей Маляревский и я. Не помню, что помешало мне быть на общем собрании, которому суждено было не только оставить глубочайший след в моей жизни, но и сделаться поворотным пунктом одного из этапов этой жизни. Вечером 5 сентября явился ко мне протоиерей А. И. Маляревский и, выражая сожаление о моем отсутствии на вчерашнем торжестве, рассказал подробно обо всем, что случилось.

"Кончилась обедня,- начал о. Александр,- отслужили мы молебен с акафистом угоднику Божию и разошлись по домам, с тем чтобы собраться вечером в церковном доме на общее собрание. Генерала не было, Вас тоже; открывать собрание пришлось мне. Прочитал я отчет за истекший год, а далее должны были следовать выборы новых членов, речи и доклады, и все, что обычно полагается в этих случаях. Вышло же нечто совсем необычное... Не успел я сойти с кафедры, как заметил, что ко мне пробирается через толпу какой-то военный, бесцеремонно расталкивающий публику и держа в высоко поднятой руке какую-то бумагу... Он очень нервничал и, вплотную подойдя ко мне, спросил меня:

- Вы председатель братства Святителя Иоасафа?

- Нет,- ответил я,- я товарищ председателя!

- Кто же председатель, кто сегодня председательствует? - нетерпеливо и крайне взволнованно спрашивал меня военный.

- Председательствую я,- ответил я.

- В таком случае разрешите мне сделать доклад братству,- сказал военный. Я пробовал отклонить это намерение, ибо имя этого военного не значилось в числе докладчиков, я видел его в первый раз, доклада его не читал, а его внешность, возбужденное состояние духа не располагали меня к доверию, и я опасался каких-либо неожиданностей...

Однако военный, видя мое замешательство, мягко успокоил меня, заявив:

- Доклад мой важности чрезвычайной, и малейшее промедление будет грозить небывалыми потрясениями для всей России...

Он выговорил эти слова так уверенно, с таким убеждением и настойчивостью, что, застигнутый врасплох, я только и мог сказать в ответ:

- Читайте!

- Я до сих пор не могу очнуться от впечатления, рожденного его докладом,- говорил протоиерей А. Маляревский.

- Кто же этот военный, о чем он говорил? - спросил я.

Это полковник О., отставной военный доктор на фронте. Я отметил наиболее существенные места доклада и могу воспроизвести их почти стенографически. Вот что сказал полковник.

"Милостивые государи, я не буду заранее радоваться, ибо не знаю, кого вижу в вашем лице... Но то что вы составляете братство имени величайшего угодника Божия Иоасафа, дает мне надежду возбудить в вас веру в мои слова. До сих пор меня только гнали и преследовали столько же злые, сколько и темные люди; уволили со службы, заперли в доме умалишенных, откуда я только недавно выпущен, и все только потому, что я имел дерзновение исповедывать свою веру в Бога и Его святителя Иоасафа... Верить же - значит делать и других звать на дело. Я и зову, и умоляю... Не удивляйтесь тому, что услышите, не обвините заранее в гордости или "прелести". Дух Божий дышит, идеже хощет, и не нужно быть праведником, чтобы снискать милость Божию. Там, где скрывают эту милость, там больше гордости, чем там, где громко славословят Бога. В положении военного, и притом доктора, принято ни во что не верить. Я это знаю и мне трудно вызвать доверие к себе, и если бы вопрос касался только меня одного, то я бы и не делал этих попыток, ибо не все ли равно мне, за кого меня считают другие люди... Но вопрос идет о всей России и, может быть, даже о судьбе всего мира, и я не могу молчать как по этой причине, так и потому, что получил от угодника Иоасафа прямое повеление объявить людям волю Бога. Разве я могу поэтому останавливаться перед препятствиями, разве меня может запугать перспектива быть снова схваченным и посаженным в сумасшедший дом, разве есть что-либо, что удержало бы самого великого грешника от выполнения воли Божией, если он знает, что действительно Бог открыл ему Свою волю?

Вот и я прошу вас, обсудите мой доклад, рассмотрите его со всех сторон, а потом и решайте, точно ли мне было откровение Свыше или только померещилось мне; в здравом ли уме я излагаю свой доклад или точно я душевно больной человек и делюсь с вами своими галлюцинациями?

Года за два до войны, следовательно в 1912 году, явился мне в сновидении святитель Иоасаф и, взяв меня за руку, вывел на высокую гору, откуда нашему взору открывалась вся Россия, залитая кровью.

Я содрогнулся от ужаса... Не было ни одного города, ни одного села, ни одного клочка земли, не покрытого кровью... Я слышал отдаленные вопли и стоны людей, зловещий гул орудий и свист летающих пуль, зигзагами пересекавших воздух; я видел, как переполненные кровью реки выходили из берегов и грозными потоками заливали землю...

Картина была так ужасна, что я бросился к ногам святителя, чтобы молить Его о пощаде. Но от трепетания сердечного я только судорожно хватался за одежды святителя и, смотря на угодника глазами, полными ужаса, не мог выговорить ни одного слова.

Между тем святитель стоял неподвижно и точно всматривался в кровавые дали, а затем изрек мне:

- Покайтесь... Этого еще нет, но скоро будет.

После этого дивный облик святителя, лучезарный и светлый, стал медленно удаляться от меня и растворился в синеватой дымке горизонта.

Я проснулся. Сон был до того грозен, а голос святителя так явственно звучал, точно наяву, что я везде, где только мог, кричал о грядущей беде, но меня никто не слушал. Наоборот, чем громче я кричал о моем сне, тем громче надо мной смеялись, тем откровенней называли меня сумасшедшим. Но вот подошел июль 1914 года...

Война была объявлена... Такого ожесточения, какое наблюдалось с обеих сторон, еще не видела история. Кровь лилась потоками, заливая все большие пространства... И в этот грозный час, может быть, только я один понимал весь ужас происходящего и то, почему все это происходит и должно было произойти. Грозные слова святителя "скоро будет" исполнились буквально и обличали неверовавших. И, однако, все по-прежнему были слепы и глухи. В штабе разговаривали о политике, обсуждали военные планы, размеряли, вычисляли, соображали, точно и в самом деле война и способы ее ликвидации зависели от людей, а не от Бога. Слепые люди, темные люди! Знали ли они, что эти десятки тысяч загубленных молодых жизней, это море пролитой крови и слез, приносились в жертву их гордости и неверию, что никогда не поздно раскаяться, что чудо Божие никогда не опаздывает, что спасение возможно в самый момент гибели, что разбойник на кресте был взят в рай за минуту до своей смерти, что нужно только покаяться, как сказал св. Иоасаф?! А ожесточение с обеих сторон становилось все больше: сметались с нашего кровавого пути села и деревни, цветущие нивы, горели леса, разрушались города, не щадились святыни... Я содрогался от ужаса при встрече с таким невозмутимым равнодушием; и видел, как притуплялось чувство страха перед смертью, но и одновременно с этим чувство жалости к жертве; как люди превращались в диких зверей, жаждущих только крови... Я трепетал при встрече с таким дерзновенным неверием и попранием заповедей Божиих, и мне хотелось крикнуть обеим враждующим сторонам: "Довольно, очнитесь, вы христиане, не истребляйте друг друга в угоду ненавистникам и врагам христианства; опомнитесь, творите волю Божию, начните жить по правде, возложите на Бога упование ваше: Господь силен и без вашей помощи, без войны помирить вас".

И в изнеможении я опускался на колени, звал на помощь святителя Иоасафа и горячо ему молился.

Залпы орудий сотрясали землю; в воздухе рвались шрапнели; трещали пулеметы; огромные, никогда не виденные мною молнии разрезали небосклон и оглушительные раскаты грома чередовались с ужасным гулом падающих снарядов... Казалось, даже язычники должны были проникнуться страхом при виде такой картины гнева Божиего и осознать бессилие немощного человека. Но гордость ослепляла очи. Чем больше было неудач, тем большими становились ожесточение и упорство с обеих сторон. Создался невообразимый ад. Как ни храбрился жалкий человек, но все дрожали и трепетали от страха. Дрожала земля, на которой мы стояли, дрожал воздух, которым мы дышали, дрожали животные, беспомощно оглядываясь по сторонам, трепетали бедные птицы, растерянно кружившие над своими гнездами, охраняя птенцов своих. Зачем это нужно,- думал я,- зачем зазнавшийся человек так дерзко попирает законы Бога, зачем он так слеп, что не видит своих злодеяний, не вразумляется примерами прошлого?! И история жизни всего человечества, от сотворения мира и до наших дней, точно живая стояла передо мной и укоряла меня...

Законы Бога вечны, и нет той силы, которая бы могла изменить их; и все бедствия людей, начиная от всемирного потопа и кончая Мессиной, Сан-Франциско и нынешней войной, рождены одной причиной и имеют одну природу - упорное противление законам Бога. Когда же одумается, опомнится гордый человек, когда, осознав свой грех, смирится и перестанет испытывать долготерпение Божие?! И в страхе за грядущее, в сознании страшной виновности пред Богом, у самого преддверия справедливой кары Божией я дерзнул возопить к Спасителю: "Ради Матери Твоей, ради Церкви Православной, ради Святых Твоих, в земле Русской почивающих, ради Царя-Страдальца, ради невинных младенцев, не познавших греха, умилосердись Господи, пожалей и спаси Россию и помилуй нас". Близок Господь к призывающим Его!

Я стоял на коленях с закрытыми глазами и слезы текли по щекам, и я не смел поднять глаз к иконе Спасителя. Я ждал... Я знал, что Господь видит мою веру и мои страдания, и что Бог есть Любовь, и что эта Любовь не может не откликнуться на мою скорбь.

И вера моя меня не посрамила.

Я чувствовал, что в мою комнату вошел кто-то, и она озарилась светом, и этот свет проник в мою душу... Вместо прежнего страха, вместо той тяжести душевной, какая доводит неверующих до самоубийства, когда кажется, что отрезаны все пути к выходу из положения, я почувствовал внезапно такое умиление, такое небесное состояние духа, такую радость и уверенное спокойствие, что безбоязненно открыл свои глаза, хотя и знал, что в комнату вошел некто, озаривший ее своим сиянием, Предо мной стоял святитель Иоасаф.

Лик его был скорбен.

- Поздно,- сказал святитель,- теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество моя мать и который ныне пребывает над моей ракой в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках подле г. Изюма, обретенный мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линиям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей!

Сказав это, святитель стал невидимым, а я очнулся. Это второе видение угодника Божиего было еще явственнее первого, и я не знаю, было ли оно наяву или во сне. Я с удвоенной настойчивостью принялся выполнять это прямое повеление Божие, но в результате меня уволили со службы и заперли в сумасшедший дом. Я бросался то к дворцовому коменданту, то к А. А. Вырубовой, то к митрополитам и архиереям, где мог искал приближенных Царя, но меня отовсюду гнали и ни до кого не допускали... Меня или вовсе не слушали, или, слушая, делали вид, что мне верят, тогда как на самом деле мне никто не верил, и все одинаково считали меня душевно больным.

Наконец, только сегодня я узнал, что в Петербурге есть братство Святителя Иоасафа. Я забыл все перенесенные страдания, все передуманное и пережитое и, измученный и истерзанный, бросился к вам. Неужели же и вы, составляющие братство угодника Божиего, прогоните меня, неужели даже вы не поверите мне и, подобно многим другим, признаете психически больным?!

Помните, что прошел уже целый год со времени вторичного явления святителя Иоасафа, что я уже год скитаюсь по разным местам, толкаюсь к разным людям, дабы исполнить повеление святителя, и все напрасно. А война все больше разгорается, и не видно конца; ожесточение все увеличивается, а злоба с обеих сторон растет...

Или и вы, может быть, думаете, что победа зависит от количества штыков и снарядов?! Нет, судьбы мира и человека в руках Божиих, и будет так, как повелит Господь, а не так, как захочется людям. Спешите же исполнить повеление святителя Иоасафа, пока еще есть время его исполнить. Тот, кто дал такое повеление, тот поможет и выполнить его. Снаряжайте немедленно депутацию к Государю; добейтесь того, чтобы святые иконы Матери Божией были доставлены на фронт; и тогда вы отвратите гнев Божий на Россию и остановите кровопролитнейшую из войн, какие видел мир. Не подвигов и жертв требует от вас Господь, а дарует Свою милость России... Идите навстречу зову Господню, а иначе мне страшно даже выговорить, иначе погибнет Россия и погибнете вы сами за гордость и неверие ваши" ...

Не буду описывать подробностей, связанных с принятием Песчанского образа Божией Матери в Ставке, куда он промыслительно прибыл 4 октября 1915 года, накануне Тезоименитства Наследника Цесаревича, ибо все эти подробности описаны мною на страницах первого тома моих "Воспоминаний" (гл. 1-15), скажу лишь кратко, что повеление святителя Иоасафа без ведома Государя Императора не было исполнено, и протянутая России Небесная Рука помощи была отвергнута недостойными царскими слугами.

И как ясно, что все обрушившиеся на Россию беды явились следствием того ослушания воли Божией, так ясно и то, что Господь простит этот грех лишь после того, как повеление св. Иоасафа будет выполнено.

Так думают те, кто на протяжении 8 лет своей беженской жизни безуспешно разыскивали Песчанский Образ Богоматери по всей Европе и не находили его, так думают и те, кто верил Афонским старцам, связывавшим спасение России с обретением этого Образа - "источника благодати для всей России" и твердившим, что момент обретения этого чудодейственного Образа явится первым реальным моментом на пути к спасению России.

И вот момент наступил: Афонские старцы вымолили у Бога милость, и сей Образ Песчанский дивными путями Промысла Божиего явился к одному из них и последним препровожден в Европу именно к тем людям, коим предуказано идти впереди Священной Рати и чьи святые имена, доныне сокрытые, будут из поколения в поколение славиться благодарным потомством.

Первый шаг к спасению России сделан Самим Богом, даровавшим Зарубежной Руси Песчанский Образ Матери Божией, второй шаг должен быть сделан каждым, кто в Бога верует.

Для сего нужно:

1. Учредить повсеместно комитеты для сбора пожертвований на отпечатание снимков и изготовление икон с чудодейственного обретенного Песчанского Образа в количестве достаточного для того, чтобы каждый русский смог бы за минимальную плату приобрести икону и молиться пред ней.

2. В соответствии с разосланными епархиальной властью циркулярами совершить повсеместно коленопреклоненные молебные пения Песчанскому Образу Богоматери и тем выполнить повеление св. Иоасафа, остающееся и поныне невыполненным.

3. Вырученные от продажи снимков и икон суммы, за покрытием расходов по их изготовлению, направлять в качестве пожертвования Барградскому Подворью Св. Николая, Защитника и Покровителя России. Подворье в Бари, где почивает величайшая святыня русского народа - мощи Святителя Николая, не только не закончено постройкой и переобременено угрожающими ему долгами, но не имеет даже постоянного священника, вследствие чего не совершается богослужение там, где денно и нощно должна была бы возноситься молитва о спасении России. Этот грех нужно загладить.

4. Каждому верующему русскому православному христианину нужно дать обет Богу откликнуться на призыв, когда он последует, о постройке в благодарность за спасение России величественного храма во имя Матери Божией, Песчанский Образ Которой займет в России место, равное Ее Казанскому Образу. Теперь же надлежит открыть прием пожертвований на сооружение в Барградском храме Св. Николая киотов для Песчанской иконы Царицы Небесной, Св. Иоасафа Белгородского и Преп. Серафима Саровского.

Вот реальные пути спасения России!

Будем не только помнить, но откликнемся хотя бы теперь на глас, прозвучавший устами святителя Иоасафа с неба: "Теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию!" Имеющие уши слышать, да слышат!

Во все концы Европы я разослал приведенную выписку из первого тома своих "Воспоминаний", умоляя издать ее отдельной брошюрой и распространить среди русского беженства, но только один о. архимандрит Ювеналий откликнулся на мой зов, исполнил мою просьбу и снабдил изданную мной брошюрку своими дополнениями, какие мы и приводим.

"Поместив выше глубоко знаменательное сообщение князя Н. Д. Жевахова, приведем здесь историческую справку о заступлении Царицы Небесной от святых чудотворных Ее икон в бедственные времена нашего многострадального отечества на протяжении многих веков его существования.

Вспоминая великие благодеяния, полученные от Матери Божией нашим отечеством, по всей справедливости Ее можно назвать "Взбранною Воеводою православной Русской Земли".

Русские православные люди в годины бедствий, и особенно когда на них нападали внешние враги, всегда прибегали с покаянием и горячей молитвой ко Господу и Царице Небесной. Отправляясь на ратное поле, они всегда брали с собой тот или иной чудотворный образ Божией Матери.

Перечислим кратко те случаи дивного заступления Богоматери чрез Ее святые иконы на протяжении многих веков в жизни русских людей. В княжение Андрея Боголюбского, в 1164 г., напали на Русь волжские болгары. Перед сражением на бранном поле горячо молился князь Андрей пред чудотворным образом Владимирской Божией Матери, и враги были разбиты наголову. Когда после битвы князь с духовенством и воинами приносили свою благодарственную молитву пред сим чудотворным образом, то от Животворящего Креста и от сей иконы воссиял необыкновенный свет, который озарил весь полк. Память о сем чуде и доселе сохраняется в празднестве первого августа, которое тогда же было установлено по желанию Андрея Боголюбского. В 1395 году в княжение Василия Дмитриевича эта же икона Владимирской Божией Матери спасла нашу родину от нашествия Тамерлана. Князь, воины и весь народ пламенно молились пред этой иконой. Тамерлан в сонном грозном видении был устрашен явлением Божией Матери, окруженной святителями и тьмами молнеобразных воинов. Грозно обратив свой взор на Тамерлана, Она повелела ему оставить пределы Русской земли, а молненосные воины устремились на Тамерлана. Устрашенный таким видением, он приказал своим войскам оставить русские пределы. Торжественно встречена икона Божией Матери с похода в г. Москве духовенством и всем народом. В благодарную память сего чудесного заступления Богоматери на месте сретения Ее иконы построен монастырь Сретенский и установлен в честь сей иконы праздник 26 августа.

В 1480 году Москва опять была спасена помощью Божией Матери от Ее чудотворной иконы Владимирской от нападения на Россию Ахмета - хана Золотой Орды, и в память этот события был установлен второй праздник в честь Владимирской иконы Богоматери - 23 июня.

Приведем еще более умилительное и весьма трогательное повествование о заступлении Царицы Небесной земли Русской от Ее иконы Владимирской. В 1521 году, в царствование Василия Ивановича, татары под предводительством Махмед-Гирея снова двинулись на Русь. Опустошая все на пути, они дошли до Москвы. Великий князь ушел из Москвы собирать войска, в столице было смятение, но молитвы не прекращались. Однажды ночью юродивый старец Василий со слезами молился у дверей Успенского собора. Вдруг он слышит во храме шум: двери собора растворяются и чудотворная икона Владимирская сходит со своего места. От иконы слышится голос: "Выйду со Святителями из града сего",- и с сими словами вся церковь наполняется пламенем, который тут же и исчезает. В ту же самую ночь в Вознесенском монастыре одна слепая старуха монахиня, сидя в своей келии, узрела в видении, что из Кремля направляется в Спасские ворота как бы в крестном ходу сонм Святителей и других угодников Божиих; среди них чудотворная икона Владимирская. Вот они вышли уже из ворот; навстречу им идут преподобные отцы: Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский. Припав к стопам Святителей, они вопрошают их: "Зачем они уходят из города и на кого оставляют его в такое многоскорбное время?" Святители со слезами отвечают: "Много молили мы Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении от сей великой скорби, но Бог повелел нам выйти из города и вынести с собой сей чудотворный образ Пречистой Его Матери, потому что люди забыли страх Божий и нерадят о заповедях Господних... Пусть они накажутся от сего варварского народа и через покаяние обратятся к Богу". Тогда преподобные стали умолять Святителей, чтобы они своим ходатайством умилостивили правосудие Божие, и тут же вместе с ними стали петь молебен, произнесли молитву Богоматери, и, осенив крестообразно город, все вошли обратно в Кремль с чудотворной иконой. (В память сего дивного видения старицы-инокини и заступления Богоматери - чрез Спасские ворота положено входить в Кремль с открытой головой.) И действительно: молитвами Матери Божией Москва опять была спасена. Летописцы говорят, что татары хотели сжечь посады московские, но увидели вокруг города бесчисленное множество войска Русского и сказали о том хану. Тот не поверил и послал посмотреть. Ему подтвердили сказанное. Он в третий раз послал удостовериться, тогда посланный прибежал, в ужасе взывая: "О! Царь! Что ты медлишь? Из Москвы выступает на нас войско без числа; побежим скорее!" И татары бежали. В благодарное воспоминание этого чуда установлен третий праздник иконы Владимирской - 21 мая. Перед сей иконой при избрании Святителей клали запечатанные царской печатью жребии, которые после молебна тут же вынимались митрополитом и распечатывались Царем, при чем объявлялось имя избранного. Пред той же иконой после молебного пения был по жребию избран на Патриарший Престол Всероссийский Патриарх Тихон, недавно в Бозе почивший. Здесь же, перед Владимирским образом Божией Матери, становились древние Цари при своем помазании на царство...

Все эти перечисленные чудесные заступления Царицы Небесной от чудотворной иконы Владимирской далеко еще не исчерпывают всех милостей Ее в России. Есть и еще довольно много событий в нашей отечественной истории, свидетельствующих о чудесной помощи Богоматери русским в их борьбе с врагами и от многих других Ее чудотворных икон. Так, например, в царствование Феодора Иоанновича заступлением Божией Матери чрез чудотворный образ Ее, именуемый "Донская", Русская земля была спасена от нападения шведов и крымских татар. В память сей небесной помощи Владычицы совершается праздник 19 августа и установлен крестный ход в Донской монастырь.

Кто из русских православных людей не знает дивную помощь и заступление Богоматери, явленные нашему отечеству и чрез другие чудотворные иконы Ее, как-то: Казанская, Смоленская, Знамения и многих других.

Не лишнее вспомнить и более давние времена, как например, дивное заступление и Покров Божией Матери, оказанные Царь-Граду в царствование Греческого Императора Льва Мудрого во Влахернском храме от Ее чудотворной иконы. При нападении сарацин на греческую столицу во время всенощного бдения Матерь Божия явилась на воздухе св. Андрею, Христа ради юродивому, молящеюся среди Ангелов и осеняющую Своим Покровом. Когда разнеслась весть об этом чудном явлении, то греки воодушевились и скоро прогнали врагов из предела своего отечества. В память этого события и установлен праздник "Покров Пресвятой Богородицы" - первого октября, принятый и торжественно совершаемый в нашей Русской Церкви.

Вспоминая все эти дивные заступления Божией Матери в годины бедствий народных, действительно нужно обратить нам глубокое внимание на изложенное выше сообщение кн. Н. Жевахова о "Свыше указанном пути ко спасению России", где так трогательно описано повеление св. Иоасафа, Белгородского чудотворца. И надо сознаться и покаяться, что в последнее время, как в Японскую, так и в великую войну с Германией, эти святые заветы благочестивых наших предков были отвергнуты - и в результате на наших глазах ужасная гибель нашей родины...

Архимандрит Ювеналий. 27 мая 1926 г."

Увы, отклика не последовало, повеление св. Иоасафа и до сих пор не исполнено, огромное большинство русских беженцев даже не слышало о Песчанском Образе Матери Божией и, может быть, даже до сих пор не знает, в чем причина его унижения и где искать спасения...



 Князь Николай Жевахов    Главы из Воспоминаний


[В начало]   [Становление]   [Государствоустроение]
[Либеральная Смута]   [Правосознание]   [Возрождение]
[Лица]   [Армия]   [Новости]