No graphic -- scroll down
 Лев Тихомиров   К вопросу об общественной деятельности учащейся молодежи

К вопросу об общественной деятельности учащейся молодежи

Представителям кружков патриотической молодежи (мемориал, поданный автором представителям кружков патриотической молодежи)

Мемориал

Страшный кризис, переживаемый в настоящее время Россией, и невыносимое положение, в какое теперь поставлена сама учащаяся молодежь, возбуждает в патриотической учащейся молодежи такое же напряженное стремление к активной политической деятельности, какое раньше замечалось только в молодежи революционной. Сама анархичность общего положения России и многочисленность обстоятельств, больно задевающих все чувства молодежи, личные и общественные, приводит к тому, что общественная деятельность ее начинает проявляться в самых разнообразных направлениях и формах, среди которых легко теряется мысль о какой-либо нормальной системе, о принципах, долженствующих руководить учащуюся молодежь в употреблении и приложении ее сил.

Вполне сознавая естественность этого явления, считаю, однако, долгом по мере сил удержать учащуюся молодежь от забвения общих разумных основ своей деятельности и побудить ее к возможно большему соблюдению их.

Двадцать лет тому назад я обращался с таким же словом к революционной учащейся молодежи в брошюре "Почему я перестал быть революционером". С еще более окрепшим убеждением опыта обращаю свои соображения к молодежи патриотической.


I

Допустима ли вообще для учащейся молодежи какая-либо деятельность общественного характера?

Я считаю совершенно ошибочным мнение тех, которые отвечают на этот вопрос безусловно отрицательно. Учащаяся молодежь всех возрастов имеет своей задачей свое образование и воспитание не только для себя, но и для того, чтобы стать членами общества. Но выработка себя невозможна без той или иной практической деятельности в сфере предмета выработки. Некоторая практическая деятельность в том смысле, чтобы уметь жить с людьми и жить для людей, безусловно необходима решительно во всех возрастах учащейся молодежи, и я полагаю, что именно отсутствие этого воспитательного элемента и есть причина крайне плохой выработки личности в среде нашей учащейся молодежи. А от этой плохой выработки личности проистекает затем вся дряблость нашей гражданственности, становится неизбежной неспособность взрослых поколений к общественной деятельности и их осуждение на вечное рабство перед всякой энергической силой.

Итак, некоторая общественная деятельность учащейся молодежи необходима для самой успешности ее учения и воспитания. Но совершенно очевидно, что сфера этой общественной деятельности должна быть соответственна с силами молодежи, с ее подготовкой, с ее социальным положением и с тем, для чего она нужна России.

С этой точки зрения общественная деятельность учащейся молодежи не может быть одинаковой для всех учебных заведений. Разумно она может быть практикуема сначала лишь в самых элементарных проявлениях, засим может быть расширяема, но до тех пор, пока учащаяся молодежь есть учащаяся молодежь, она нормально не должна вступать в деятельность чисто политическую. Об исключениях я сейчас скажу. Первоначально замечу, что таково требование не только личной выработки молодежи, но и блага страны.


II

Распределение деятельности старших и младших поколений с точки зрения блага страны

Мы должны вспомнить, что Россия живет не только настоящим, но и будущим. Для нации долгие века предстоящего будущего даже гораздо важнее, чем краткий миг настоящего. Как отдельный человек лишь в крайнем легкомыслии может жертвовать всем своим будущим интересу дня, так и нация.

Между тем вопрос о молодежи есть вопрос о будущем страны. Судьбы настоящего таковы, каково взрослое поколение. Судьбы будущего таковы, какова нынешняя молодежь. В каждую данную минуту молодежь не может вынести на своих плечах судеб страны. Как бы ни была она высоко настроена, у нее все-таки нет ни достаточной подготовки, ни средств действия. Она не может не впадать в огромные ошибки в определении самого положения вещей и в нахождении средств выхода из него. Поэтому действительно инициативной роли учащаяся молодежь никогда и не имеет. Даже и ее роль в нашей революции, на вид такая громкая и решающая, в действительности была прежде всего лишь ролью орудия, подстрекаемого старшими поколениями.

В решении задач настоящего самое плохое старшее поколение имеет больше силы, чем самая прекрасная молодежь. Эта малая ценность учащейся молодежи для политической работы настоящего времени и ее всеопределяющее значение для будущего приводит к заключению, что тратить ее силы на политику дня - это все равно, что резать курицу, несущую золотые яйца, для того чтобы сварить из нее очень посредственный суп.


III

Когда допустимо жертвовать силами учащейся молодежи для политической деятельности настоящего?

Единственный случай, когда допустимо истребление драгоценных сил будущего для получения некоторой поддержки в задачах политической борьбы настоящего, составляет момент острой опасности, при которой у страны совсем нет будущего, если не спасти какой бы то ни было ценой настоящий момент. Такие моменты составляют: нашествие внешнего врага, угрожающего существованию страны, или внутренняя узурпация, держащаяся голой силой. Другими словами, моменты, когда опасность угрожает национальной самостоятельности и когда задача дня - быстрым энергическим сосредоточием всех национальных сил, какие попадутся, моментально разбить врага, сбросить падающее уже на страну иго.

При таких случаях мы имеем не только повелительное требование момента, но и то оправдание, что при этом затрачиваем лишь некоторое количество молодой силы, но не ставим всю молодежь в положение, при котором она качественно портится. А эта качественная порча неизбежна при том, если мы привлекаем учащуюся молодежь не только в краткосрочный решающий бой за спасение момента, а к продолжительному участию в политической деятельности вообще. Ибо в этой политической деятельности учащаяся молодежь отвлекается от достойного вырабатывания себя и, будучи еще неокрепшей, погружается в мир мелких делишек, даже интриг, компромиссов с совестью и т. д.


IV

Вредное влияние практической политики на молодежь

Люди учащейся молодежи, не имевшие возможности наблюдать этого явления за продолжительное время, не могут себе представить, до какой степени вредно и понижающе действует на учащуюся молодежь занятие политикой. Я прошу посмотреть то, что писал об этом в упомянутой выше брошюре своей, и в дополнение приведу лишь несколько соображений. Прежде всего, факт состоит в том, что молодежь конца 1860-х и начала 1870-х годов, когда я вступил в ее ряды, была полна намерений развиваться, учиться, вырабатывать себя и в этом отношении была вполне искренняя. Но я ее не узнавал через десяток лет: она всесторонне понизилась. Я объясняю себе это тем, что глубокая политическая деятельность не по силам и недоступна учащейся молодежи. Мелкая же, по преимуществу заговорщицкая, боевая и т. п. - наиболее доступна, а вместе с тем она крайне интересна, затягивает, как игра, как приключение, каждого нетрусливого человека (а трусость вообще не есть порок молодых лет). Эта же мелкая деятельность вся соткана из технических подробностей, крайне многочисленных и сложных, на которые неизбежно уходит все время, все силы - и не со скукой, как в канцелярии, а с увлечением и интересом спорта. Погружение в эту деятельность, разумеется, с течением времени совершенно отвлекает от прямых задач образования и выработки, приучает в сфере мысли жить общими формулами и фразами, в сфере же деятельности - прибегать к легчайшим способам действия ("распропагандировать", "воодушевить", "сорвать" чужое мнение, а дальше - оклеветать врага, а дальше - и убить, цель оправдывает средства и т. д.). Слой профессиональных политиканов и везде вообще отличается очень низкими качествами. Молодежь, погружаясь в политику, почти неизбежно наиболее активных людей, своих отдает профессиональному политиканству. Это вредно действует уже и на пионеров политиканства, а еще хуже - на их учеников, на учеников этих учеников и т. д. Так постепенно совершается понижение, которого даже и не представляли себе инициаторы "движения". Слабая культурность России и в умственном и в нравственном отношении закреплена "освободительным движением", мне кажется, именно потому, что оно несколько десятков лет вгоняло всеми силами учащуюся молодежь в преждевременную политическую деятельность.

Эго должно служить предостерегающим примером для молодежи патриотической. Понятно, что среди учащейся молодежи могут быть лица, которые посвящают себя политическим задачам, но это отдельные лица, которые уже тем самым выходят из рядов учащейся молодежи и не на ней должны основывать свои способы деятельности. Привлекать же учащуюся молодежь, как целый слой, к политической деятельности - это, в каких бы партийных целях ни производилось, значит подрывать ценность нашего умственного национального капитала.

Единственное исключение составляют случаи острой национальной опасности, когда вопрос идет о том, чтобы выручить страну из гибели какой бы то ни было ценой.

Но таков ли характер современной национальной опасности, когда становится позволительным призывать молодежь под знамена с тем, чтобы после быстрого развития врага или свержения ига уцелевшие остатки учащейся молодежи отпустить снова по школам к ее подготовительному культурному труду?


V

Характер современного критического положения России

Хотя Россия действительно находится в тяжком захвате антирусскими узурпаторами различнейших родов, но это совсем не из- вне налетевшие враги, которых достаточно отразить или низвергнуть, чтобы страна уже вступила в мирный благоденственный период. Наше развитие прервано не минутной налетевшей опасностью. Наш кризис подготовляется давно, более чем десятки лет, неправильным ходом всего нашего развития. Проповедь разрушения всех русских основ началась уже с дедов нынешней молодежи. Наши учреждения стали искажаться с давнейших пор, и уже первые провозвестники русского национального самосознания - славянофилы - постоянно жаловались на то, что сама же русская власть разрушает русские основы. Процесс разрушения национальных начал есть болезнь хроническая. Она уже доводила нас и до кризиса, подобного настоящему, в конце 1870-х годов. Катков был в числе громчайших обличителей революционных действий представителей власти, а его друг и сотрудник Любимов тогда уже писал свои очерки "Против течения", где указывал правительству полную аналогию тогдашнего момента с французской революцией 1789 года, рисуя ему участь, которую оно готовит себе и стране.

Кризис тогда был предупрежден с появлением в 1881 году Императора Александра III, глубоко проникнутого духом русских начал и умевшего выбрать себе помощников, обладавших высоким правительственным разумом. Но по причинам, которые излишне подробно разбирать (ибо дело не в причинах, а в факте), и в эту эпоху не было предпринято ничего глубокого для истинно национального устроения, и если искаженные формы, по искусству правителей, действовали сносно, то, во всяком случае, даже и мне самому приходилось доказывать, что наша действительность представляет практическое искажение своих собственных принципов и идеалов. Современный кризис подобен не случайной острой болезни, возник не по злоумышлению врагов, а подобен болезни человека, который давно уже подтачивал свои силы неразумием и излишествами и наконец свалился в отчаянных припадках. Что тут, конечно, явилось множество врагов, которые, как микробы, стали сосать изнуренный организм, - это понятно. Но не в них суть. Тот враг, от которого погибает Россия, кроется в ней самой, в падении национального духа и сознания, которое русские допустили в себе, а отсюда и в неизбежном антинациональном (то есть противоестественном) устроении нашей жизни и наших учреждений.

Чем помочь в нашей болезни? Конечно, нужно избавить страну от захвата множества нахлынувших узурпаторов. Но это, при характере основной болезни, не есть такая простая борьба, в которой может что-нибудь сделать учащаяся молодежь, это доступно лишь очень опытным, осторожным и уже влиятельным людям - то есть старшему поколению. Притом же устранение всех этих "микробов" дало бы только передышку, если не произойдет перемены в самом образе жизни. Если бы мы, справившись с ныне столь осмелевшими врагами, создали простую реакцию, возвращение к бывшему 7 - 8 лет назад, то можно ручаться, что в самом близком будущем снова свалились бы в такую же яму, как теперь.

Где же тот бой, на который бы можно было звать молодежь? Да и кого звать? Учащаяся молодежь сама, как пылью, обсыпана теми же микробами. Патриотическая молодежь составляет ничтожное меньшинство, и, истребив эту маленькую дружину, мы только подорвали бы свои средства для излечения основы болезни нашей.


VI

Возбуждение национального возрождения России

Истинное средство спасения России состоит в том, чтобы вызвать в стране национальное возрождение. Что национальной России нужно сбросить иго множества захвативших ее узурпаций - это само собою разумеется, как и то, что национальная Россия должна стать владычицей своей страны и своих учреждений. Но для этого нужен не только порыв национального чувства, а также заговоривший национальный разум. Настоящее дело всех русских всех возрастов сознательной жизни и состоит в том, чтобы вызвать это национальное возрождение. Не простая судорожная схватка слепого циклопа поможет нам, не простая реакция, не какая-либо "реставрация", а национальное воскресение, возрождение, то есть решимость уничтожить и сбросить с себя все лженациональные наросты и начать жить и устраиваться на основании живого приложения своих национальных принципов, которыми Россия жила до времен своей денационализации. Это не реакция, не реставрация, а восстановление связи нашей жизни с нашей собственной душой и нашим собственным историческим существованием. Это возрождение, воскресение.

Это и есть задача, в которой силы патриотической учащейся молодежи, чующей идеалы Монархии, хранящей дух Православия, любящей свой народ, могли бы оказать огромную услугу спасению Родины.

Патриотическая молодежь должна явиться ферментом, переносящим в учащуюся молодежь стремление к национальному самосознанию и воскресению. Это есть та общественная деятельность, которая стоит перед ней в разных степенях и формах как в средних, так и в высших учебных заведениях.

Общее правило целесообразной общественной деятельности требует, чтобы каждый брал на себя ее в той среде, к которой принадлежит сам. Тут он обладает наибольшими средствами, наибольшею силою. В чужую среду иногда выгодно забегать, но ненадолго, для какого-нибудь специального дела. В среде учащейся молодежи наиболее тонким, интимным деятелем является сама же учащаяся молодежь. Являясь здесь с задачами национального возрождения, патриотическая молодежь в то же время не отрывается и от прямой своей задачи - трудиться над выработкой своих знаний, своего миросозерцания, своей духовной силы, способности к деятельности, понимания здравых начал общественной и политической жизни и вообще всего состава своей личности.

Напротив, задача национального возрождения именно ставит перед патриотической молодежью обязанность быть живым примером его и между прочим особенно повышать свои знания по всем отраслям науки. Слабая сторона русского народа состоит именно в недостатке сознательности и недостатке знаний. Учащаяся молодежь имеет миссией в самой себе создать работников национального возрождения Родины. В этом отношении перед ней стоит огромный научный труд, начиная с низших ступеней усвоения уже добытого наукой (период гимназический) и кончая самостоятельным научным трудом (высший университетский). Идея национального возрождения лишь придает этому научному труду новый живой стимул, оживляет его высокой общественно-исторической миссией.


VII

Значение национально-русского возрождения

Денационализация России составляет историческое несчастье не только для нее самой, но и для человечества.

В жизни личной, общественной и государственной у всех людей есть, конечно, общие, одинаковые основные законы, которые требуется знать и с ними соображаться. Но в то же время каждый человек имеет свой характер, свою комбинацию способностей и как сам может быть счастлив, так и для других людей может иметь ценность только в том случае, если развивает именно свою личность, ее доводит до высоты. Так и народ. Он не в состоянии устроиться хорошо (для себя), если устраивается не в духе своей собственной национальной психологии. Он в таком состоянии не способен дать ничего полезного и для человечества. В денационализованном народе человечество теряет работника мирового развития. Такой народ дает человечеству лишь плохие копии того, что и без него уже всем известно, что создано в несравненно лучших и высших образцах другими народами.

Денационализация в России давно искажает ее творчество, политическое и общественное. Сначала это делалось почти насильственно верхними слоями. Потом та же язва стала проникать и в массы народа, который теперь во многих случаях начинает делаться таким же копировщиком чужой жизни, как прежде была одна интеллигенция. От этого дело только ухудшается. Если бы даже весь народ поголовно отрешился от своей психологии и старался жить не так, как она указывает, а по примеру народа иной психологии, он во всяком случае созидал бы свой строй очень плохо и сам не мог бы быть им удовлетворяем. Умственно можно усвоить чужие идеи, но нельзя сделать свою личность тем, что она не есть, психология все-таки остается, и противоречие между нашим природным характером и нашими теоретическими стремлениями осуждает нас на бесплодность и неудовлетворенность.

Для человечества же такой погубивший свою личность народ есть народ мертвый, бесполезный, самоубийца.

На путь такого обезличивания человека толкает не просто невежество, а плохое воспитание. То же самое и в отношении народа. Несчастные условия восприятия просвещения заложили у нас основы денационализации народа, его обезличивания. Конечно, вполне обезличиться невозможно. Природа пробивается сквозь всякие препятствия. Но полагаться только на бессознательный голос инстинкта, когда заговорило ложно направленное сознание, невозможно. Тут народ выйдет, что называется, ни рыба, ни мясо, ни Богу свеча, ни черту кочерга...

"Познай самого себя" - это начало премудрости и у человека, и у народа. Самопознание должно идти дружно с голосом инстинкта: только при этом возможно правильное, сильное развитие, дающее богатые плоды для нас самих и для других.

Обезличивание творчества русской нации составляет тем более несчастное историческое явление, что по природным своим задаткам русская нация представляет чрезвычайно богатый источник развития, сильный, сложный, богатый психологический тип. Развиваясь по-своему, развивая себя, а не копируя других, русская нация могла бы дать миру величайший образчик социально-политического творчества и даже спасения от тех противоречий, в которых запуталась современная культура. На это дает надежду чрезвычайная способность (природная) русского типа к универсальности, к объединению сложнейших явлений. Русское национальное возрождение дало бы не только спасение нам самим, освобождение от опутавших нас бедствий и от порабощения бесчисленным проявлениям узурпации, но дало бы также всему миру могучего работника, в котором человечество так ныне нуждается.


VIII

Значение учащейся молодежи в деле национального возрождения

Учащаяся молодежь есть тот слой, который доселе был главным орудием денационализации России. С первоначальной школы до университета наше образование ведет к тому, чтобы оторвать русского от России. Из выработанных так людей потом выходят все наши деятели, учители, законодатели. Из них же вышла и наша революция и вполне достойная ее "конституция"...

Патриотическая молодежь должна приложить силы к обратному направлению школы: возжечь в ней очаги национального возрождения. Представители патриотической молодежи, потянувшиеся к высшему образованию, должны понять, что именно на них, на их товарищах по высшей школе, подготовляющей к высшему образованию, главнее всего могут быть возложены надежды России. Как ни серьезны труды наших предшественников по развитию русского самосознания, они по преимуществу имеют теоретический, философский характер. Для претворения этих общих формул в те меры, те учреждения, которыми живет нация практически, требуется еще много труда даже чисто теоретического. Требуется не только знать труды предшественников, но и дополнять их. Конечно, не всякий кандидат прав способен быть творцом науки, но ведь наука в своих крупных выводах основана на множестве более мелких исследований, способность к которым есть цель высшего образования. Сверх того, на всех местах деятельности (государственной службе, земской, городской, частной, учительской и т. д.) требуются люди, по духу и настроению стремящиеся и способные проводить все, требуемое идеей национального устроения, и не допускать ничего ей противоречащего. Без таких людей, без множества их, что может сделать самый великий ум, остающийся одиноким, непонятым?

Обращаю особливое внимание учащейся молодежи на то обстоятельство, что множество сторон в деле национального устроения у нас совершенно не разработано, и мало того: именно людям национального направления остаются неведомыми множество сторон европейского творчества, без знания которых нельзя устраивать и свою страну. Нельзя же отделываться общими фразами "Православие, Самодержавие, Народность", а когда нужно созидать Церковь, то никто не знает, как это делать; Самодержавие умеют только разрушать, ибо не видят социальных и политических учреждений, без которых оно немыслимо; точно так же - когда дело коснется блага народного, то сплошь и рядом стоит только заговорить о нем, чтобы быть зачисленным в "социалисты" и т. п. Это положение невозможное! Так идея может только погибать, а не возрождаться.

Учащаяся молодежь должна непременно дать нам, России, ближайшие новые поколения, ближайших выпусков - иной закалки, более широкого знания, большей самостоятельности ума и творчества, Значит, она должна сама работать и других звать к труду, умственному и научному. Но при этом необходимо привнести в школу существенное отличие от движения так называемых академистов: научный труд соединяется с задачами национального возрождения на исторических основах русской жизни. Веря, что объективная научная истина благословляет нас на подвиг возрождения национально-русских основ в живой действительности, патриотическая учащаяся молодежь должна искать и указывать в науке средства к этому.

И это правда: не воспрянуть нам, если не проснется национально университет, не потянет за собой среднюю школу и не даст нам работников русского дела, вооруженных всей силой научной сознательности.

Старшие поколения, когда наконец их проберут бичи и скорпионы исторических несчастий, могут легко сбросить на некоторое время разлагающие нас ныне узурпации - инородческие революционные и разных наших собственных "воров" Для этого дела у них достаточно силы и нет еще только решимости. Но для того чтобы это освобождение России оказалось не только передышкой (вроде той, какую она имела от 1881-го до 1894 года), нужно воспользоваться освобождением для прочного устройства. Но в этом случае ничего мы не можем сделать, если наша школа, прежде всего высшая, останется в нынешнем безобразном состоянии и не начнет поставлять России обновленных деятелей национального возрождения.

Без этого мы непременно уподобимся псу, "возвращающемуся на свою блевотину".


IX

Средства действия патриотической учащейся молодежи

Для патриотической молодежи вообще ввиду потребностей настоящего времени, конечно, возможен широкий выбор дела, которому нужно служить и на котором голову сложить или победить... Но для той молодежи, которая остается в рядах именно учащейся, единственная разумная цель - создание национального возрождения в школе высшей и средней.

Что она может делать в школе при нынешних условиях? Я наслышался от господ представителей достаточно рассказов о тяжком положении молодежи в университетах и гимназиях, где даже право учиться приходится порой охранять за собой с оружием в руках. Я знал это и раньше, но в настоящую минуту нахожусь под свежим впечатлением личных рассказов. И все-таки скажу: величайшая сила патриотической молодежи в школе может быть дана только ее высотой в смысле умственном, научном, нравственном. Действительная победа может быть дана лишь достижением того, чтобы самым авторитетным (по содержанию внутреннему) студентом являлся студент патриотического направления, чтобы в гимназии наиболее порядочным и развитым, с наиболее высокими стремлениями являлся воспитанник патриотического направления. При том понижении, какое представляет учащаяся революционная молодежь, такое сопоставление есть главный залог победы и влияния.

Что касается таких вещей, как самозащита себя от оскорблений и насилий или отстаивание своего права на учение, то все это частности, зависящие от обстоятельств. Есть много способов защищать свою честь, свое право, и какой из них более целесообразен в данном случае - этого нельзя возводить в предрешенную систему.

Тут требуется соображение обстоятельств.

Есть только одно вечное правило: нравственная сила выше физической, и настоящая победа всегда есть победа нравственная.

Из внешних обстоятельств ясно также одно: что патриотическая молодежь повсюду составляет небольшое меньшинство, едва держащееся и время от времени даже совсем сметаемое враждебными течениями. При таких условиях, конечно, крайне невыгодно выступать на почву физической борьбы, допускать вызвать себя на бой, в котором почти неизбежно подавление численным превосходством. Ясно, что столь малые силы нужно беречь и пускать главным образом на приобретение новых сил. Только самая последняя крайность может вынудить к принятию боя на позициях физической борьбы. Все пожелания должны быть направлены на то, чтобы действие в школе совершалось на почве идейной борьбы, в которой патриотическая учащаяся молодежь при сколько-нибудь внимательном исполнении своей личной обязанности - учиться - всегда может рассчитывать на победу, потому что отстаиваемая ее идея действительно выше, чем идея противников. На этой почве один человек будет сильнее сотни, и его победа будет состоять не в простом разбитии врага, а в том, что этот враг присоединится к нему как друг и единомышленник. В этом и состоит цель борьбы.

Я не перехожу на почву вопросов тактики или организации и лишь во избежание каких-либо недоразумений хочу высказаться, что, конечно, деятельность патриотической молодежи и немыслима иначе, как в организации. Но, в силу задач ее, громадные централизованные организации были бы, полагаю, вредны. Они всегда вызывают к деятельности лишь немногие руководящие личности, оставляя остальную массу пассивной. Это плохая система. Быстрое развитие сил идет лучше при малых кружках, дающих возможность проявления всякому деятельному и талантливому человеку. Кружки, конечно, должны иметь взаимную связь, сношения, помощь, но не сливаться в одно централизованное целое с неизбежным начальством. Имея одну общую союзную цель (научно-образовательную и национального возрождения), отдельные кружки совершенно удобно могли бы иметь и свои отдельные частные цели (самообразование, издание журнала, изучение какой-нибудь отрасли быта народа и т. п.). Это разнообразие только полезно и нимало не помешает сливаться, когда нужно, на каком-нибудь общем деле (например, сорвать тот или иной бойкот, открыть двери учебных заведений и т. п.).

Тем более необходимо, мне кажется, чтобы кружки различных городов оставались только союзными. Они могут иметь какие-либо общие для всех потребные учреждения, но для объединения их действий, поскольку это нужно или оказывается возможным, лучшим средством является не какое-либо общее начальство (почти всегда угашающее живое движение масс), а сношения, съезды, соглашения - все это на чисто добровольных началах союза людей одного направления.

Возможно большая свобода отдельных лиц в примыкании или непримыкании к кружкам, возможно большая самостоятельность кружков в установке своих частных задач, программ и своей системы организации - в этом, по глубочайшему моему убеждению, состоит главный залог быстрого роста идеи национального возрождения в среде учащейся молодежи.

С этой точки зрения мне также представляются очень невыгодными те случаи, когда учащейся молодежи приходится ютиться под флагом каких-либо политических организаций. Это и вносит в кружки учащейся молодежи соблазн отвлечения от своего прямого дела и в то же время отнимает у них свободу. В политических организациях неизбежны ссоры даже в собственной среде, и все они могут захватывать дело молодежи без малейшей надобности. Сверх того, действуя во имя направления, а не партии, организации учащейся молодежи не вызывают против себя той ожесточенной вражды, которая естественно возникает относительно партийных противников. Я очень хорошо понимаю, что обстоятельства иногда принуждают кружки молодежи становиться в связь с партийными организациями, но это такое невыгодное обстоятельство, которого при малейшей возможности следует избегать. С патриотическими партиями у учащейся молодежи желательна связь только нравственная, не влекущая ответственности молодежи ни за какие дела или ошибки партийных организаций.

В заключение скажу еще, что в высшей степени невыгодно (в идеале, в теории) образовывать кружки, в которых соединяются в одно целое студенты и гимназисты. Задачи студенчества настолько шире и глубже, что гимназическая молодежь неизбежно бы понижала студенческие кружки. Студенческие кружки имеют прямой обязанностью возбуждать академически национальное движение в воспитанниках средней школы, но для этого выгоднее назначать отдельных лиц, а не сливаться с гимназическими кружками.

Национальное движение высшей школы, если оно стоит на должной высоте, не может отождествляться с национальным движением средней школы.

В высшем развитии своем студенческие кружки стоят на самой границе политической деятельности, тогда как кружки гимназические не должны и думать о ней, а свое внимание устремить всецело на то, чтобы поставлять в университет хороших студентов национального направления.

Представляя эти свои соображения, полагаю, что исполняю как долг внимания к огромному значению того духовного капитала, который нарастает для России в ее учащейся молодежи, так и долг благодарности за честь, сделанную мне приглашением на собрание представителей учащейся молодежи патриотического направления.


 
 Лев Тихомиров   К вопросу об общественной деятельности учащейся молодежи


[Становление]   [Государствоустроение]   [Либеральная Смута]
[Правосознание]   [Возрождение]   [Армия]   [Лица]
[Новости]