No graphic -- scroll down
 И.А. Ильин    Сначала Азия

Вот уже тридцать лет мы изумляемся тому, как медленно постигают европейцы и американцы коммунистическую опасность, как упорно они пытаются свести все к «революционному прогрессу» в России и в худшем случае к возрождению «русского империализма». Теперь стали догадываться, спохватились; и то все еще твердят там и сям, что «Россию надо обуздать» и что в коммунизме живет «начало христианской справедливости» (реформаторский теолог Карл Барт [1]).

На самом же деле коммунисты хотят мировой власти — «всерьез и надолго». Они мыслят не в государственном масштабе и не в национальном, а в континентальном. Им нужен большой, глухоманный, извне недоступный, суровый континент, континент — людское море, континент — крепость, с выходами во все стороны. Это - Азия. Они уже владеют третьей частью ее и уже сумели оценить все притонные удобства ее тайги, ее пустынь и ее плоскогорий.

Размер Азии — 40 млн. квадратных километров; она вчетверо больше Европы. Население Азии — 1200 млн. людей (Китай — 461 млн., Британская Индия — 353 млн.); оно превышает европейское население больше чем вдвое. Естественные богатства Азии — неисчерпаемы. Уровень жизни ее народов — чрезвычайно низок, что так важно для коммунистов, несущих людям нищету и голод. Азиатские народы чрезвычайно выносливы; европейскую культуру они не знают и не ценят, европейскую цивилизацию изведали только в качестве «притесняемых» и «порабощаемых» иностранным капиталом. Нет ничего легче, как внушить им ненависть к Европе и Америке. Они политически наивны и доверчивы; «соблазны» капитализма и демократии им почти неведомы. У них есть первобытная фантазия и темперамент; все это можно разжечь до жестокого фанатизма. Азиат упорен и хитер. В числе его религий есть две завоевательные (Синтоизм и Магометанство) и одна мессиански-властолюбивая. Разжечь в Азии «освободительные», «антиколониальные» гражданские войны — легче легкого. В этих войнах выделятся безоглядные фанатики, свободные от патриотических и национальных предрассудков — и из них будет создан миллионный кадр коммунистических янычар.

Ныне эти гражданские войны разжигаются во всей Азии: в Корее, в Бирме, в Индокитае, в Индии, на Яве, на Филиппинах. «Континентальная акция» начата и идет с возрастающим успехом; и какое число иноземных коммунистов, переодетых китайцами, корейцами, бирмианами, малайцами, индусами, организует эти войны или просто сражается в них (напр., завоевывая Монголию или Маньчжурию), знают только одни коммунистические штабы.

Тот, кто изучал протоколы съездов Коминтерна и особенно резолюции его Исполнительного Комитета (ИККИ), тот знает, что колониальные страны давно считаются у коммунистов чем-то вроде «эльдорадо» революции, что план «взбунтовать колонии против европейцев и американцев» и устроить им резню — давно уже проводится в жизнь всевозможными резидентами Коминтерна.

Теперь пробил час решительного наступления в Азии. И по сравнению с этим восстанием колоний — европейский фронт и европейские события уже отошли на задний план. Драться сразу и в Европе и в Азии советы не могут. Европейский фронт должен быть временно приглушен и только обеспечен от нападения. В этом-то и состоит смысл последних событий: наступление в Азии и оборона в Европе. Именно этим объясняются улыбки Сталина западным послам; щедрость его на неисполняемые обещания; снижение советского тона по всей европейской линии; хладнокровное принятие провала в Греции; отложенная экзекуция над Тито; новейшее заигрывание с Австрией; организация чисто немецкой комполиции в Восточной Германии; требование от западно-европейских коммунистов торжественного обязательства, что они «не допустят нападения на Совсоюз»; упорные старания сорвать план Маршала в Европе (угольными и металлургическими забастовками, полувосстаниями во Франции и в Италии и т. д.) и многое другое. Европейская политика советов получила значение «отвлекающей диверсии». Главное готовится и совершается в Азии.

В этом отношении Китай получил уже для сороковых годов то значение, которое имела Испания в тридцатых годах: борьба за новый революционный плацдарм; война с антикоммунистическим миром — на чужой территории и без объявления войны; практическая школа революции и ее приемов — в переряженном виде и т. д... Китай есть ключ к Азии, или, точнее: это ворота, ведущие к азиатским народам. Его территория в 9 раз больше испанской; его население почти в 20 раз многочисленнее испанского. Поэтому можно сказать, что силою обстоятельств судьба Европы решается сейчас в Китае.

Это уже понято и в Америке и в Англии. В Америке недавно Дуи [2] (Dewey), республиканский кандидат в президенты, сказал, что Америка должна в первую очередь помочь «своему старому другу, Китаю». Имперская конференция в Лондоне, при участии Канады, Новой Зеландии, Индии (Пандит Неру), Южной Африки, Австралии, Цейлона, Пакистана, Южной Родезии и Англии, только что выработала план обороны Великобританской Империи от коммунизма (для Азии, Австралии, Африки и Европы).

Автор настоящей статьи склонен думать, что в этом планетарно-континентальном плане коммунисты просчитаются. Они недооценивают морально-религиозный фактор в Азии: из десяти великих азиатских религий (Шинтоизм, Конфуцианство, Лаотцеизм, Буддизм, ранний Ведизм, поздний Индуизм, Парсизм, Магометанство, Иудейство, Христианство) — элементы нравственного разнуздания можно найти только в некоторых сектах Позднего Индуизма. Из агрессивных религий Азии — ни Магометанство, ни Шинтоизм совсем не склонны к коммунизму.

В частности, китайцы крепко держатся за начала конфуцианского правосознания, патриотизма, семьи и частной собственности. Пробуждение «колониальных» народов поведет у них не к интернационализму, а к множеству национальных государств. В Индии — ни магометане, ни индусы не дадут коммунизму никаких кадров. Словом, бацилла большевизма приведет в Азии к совсем иным последствиям, чем думает азиатский властелин Коминтерна — Коминформа.

Перенесение борьбы в Азию дает Европе отсрочку, коей европейцы должны умно воспользоваться. В то же время оно требует от Соединенных Штатов именно той дальнозоркости и активности, которые присущи Маршаллу, Ванденбергу [3], Делльсу и, по-видимому, истребителю нью-йоркских гангстеров, возможно, будущему президенту Дуи.


[1] Барт Карл (1886 — 1968) — швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии, манифестом которой явилось его сочинение о послании апостола Павла к римлянам. Сторонник христианского социализма.

[2] Дьюи Томас Эдмунд (1902 — 1971) — лидер республиканской партии, проиграл президентские выборы в 1944 и 1948 гг.

[3] Ванденберг Артур (1884 — 1951) — американский политический деятель (республиканец), сенатор с 1928 г. Делльс — видимо, имеется в виду Даллес Джон Фостер (1888—1959), американский государственный деятель, член республиканской партии. Принимал участие в подготовке «плана Маршалла» и создании Организации Североатлантического договора (НАТО), в 1950 — 1951 гг. советник госдепартамента, в 1953 — 1959 гг. госсекретарь США. Сторонник политики «с позиции силы» в отношениях с социалистическими странами.

Следующая глава  



 И.А. Ильин    Сначала Азия


[Становление]   [Государствоустроение]   [Либеральная Смута]
[Правосознание]   [Возрождение]   [Армия]   [Лица]
[Новости]