No graphic -- scroll down
 И.А. Ильин    Манифест Русского Движения

12. Вера в Бога

Чтобы возродить Россию, русский человек должен жизненно укоренить свою душу в Боге и принять эту укорененность — сердцем, волею и разумом. Тогда в его душе расцветет цельная и огненная вера, двигающая горами. Именно такая вера ему и необходима для возрождения и воссоздания России.

Здесь недостаточно мыслить “идеал” и иметь в душе “идеализм”. Идеал есть величина отвлеченная; он зовет только издали; он не срастается с последними, глубокими корнями инстинкта. А если он срастается с ними и начинает вести человека изнутри, то он становится предметом веры.

Несомненно, что “идеализм” гораздо лучше безразличия и гораздо выше своекорыстия. Но “идеализм” должен стать реальною силою в жизни и целостным состоянием души. Она должна связать себя с таким идеалом, который есть сразу: нечто объективно лучшее и в то же время объективно сущее, т. е. подлинно-реальное, подлинное совершенство. А это есть Бог.

Надо цельно и верно любить идеал. И для этого надо убедиться в том, что этот идеал не только “мой” идеал и не только “для меня” идеал; но что он есть идеал всегда и для всех, потому что он на самом деле совершен. И это есть Бог.

Надо видеть реальность идеала, — не только тогда, когда нам удается осуществить его в жизни, но и тогда, когда мы далеки от него в наших слабостях, страстях и грехах. Он подлинно реален и без нас, и помимо нас; но хочет и должен осуществиться и через нас. И это мы должны видеть — сердцем, волею и воображением. И это есть вера. А предмет веры есть Бог (См. об этом в первых двух главах моей книги - Путь духовного обновления).

Вера не есть умственная теория, но она не есть и слепой страх. Вера не отвлеченное богословие; но она не есть и суеверие фанатика. Вера есть живой огонь, светящий и греющий; вера есть личная сила, возникающая от богосозерцания; открытость души для всего божественного; преданность Богу даже до смерти: способность жить тем, за что стоит бороться и умереть. Она свободна и не терпит запрета и принуждений. И потому она терпима. Она ценит каждую искру Божию в душе человека, она ценит и внеисповедную религиозность. Она цельна и действенна.

Никакое земное строительство невозможно без Бога. Так обстоит не потому, что Бог не терпит человеческого безбожия и немедленно наказывает за него. Нет, человеку дается свобода веровать и не веровать, молиться и не молиться, помнить о Боге и безумствовать во грехах. Ибо Богу нужна свободная вера, свободная молитва, свободное благочестие. Откровение даруется, а не навязывается. Путь к Богу открывается, но не делается принудительным и не должен становиться насильственным. Но человек свободно впадает в неверие и нечестие, сам опустошает свою душу от всех божественных зовов, желаний и побуждений. Смолкает голос совести, и люди становятся бессовестными. Исчезает воля к качеству на всех путях жизни, и люди предаются всем порокам, скверно работают и создают одно плохое (плохое искусство, плохую жизнь, плохие дома, плохой хозяйственный продукт). Отмирает чувство ранга, и все начинают посягать на все. Любовь уступает место ненависти, знание подменяется и снижается, воспитание становится развращением. В душах не остается чувства ответственности. И вся жизнь наполняется жестокостью, страхом, бесстыдством и нуждою. И это понятно. Ибо чувство Бога есть первоисточник совести и любви, то первичное лоно, где зарождаются - воля к качеству, чувство ранга и чувство ответственности.

Ныне русский народ, оторванный террором от храмов и духовенства, измученный и униженный безбожниками, будет свободно и настойчиво искать путей к Богу, будет добиваться искренней, цельной и неколеблющейся веры, основанной на самостоятельном, но подлинном богосозерцании. Из тюрьмы не возвращаются “бесследно”; прозревший слепой смотрит на жизнь новыми глазами; видевший ад обращается к Богу из последней глубины, из потрясенного сердца и трепещущего инстинкта. Это будет настоящая жажда Бога и всего божественного. Религия и храмы будут восстанавливаться с любовью и благоговением. Души обратятся к Богу; это обращение будет осуществляться живым личным опытом; живой опыт найдет примирение с разумом. Возникнет обновленная вера: она углубит и окрылит созерцающее воображение, чтобы сердце узрело Бога и все Его лучи в мире. Такая вера пробудит волю; воля станет характером, а характер поведет к поступкам. Так, верою в Бога возродится русский национальный характер.

Крушение наше последовало потому, что мы не жили Богом в наших сердцах и делах: погасили в себе Его огонь, растеряли в себе Его искры и разложили первоосновы нашей жизни. Теперь наши души должны укорениться в Боге.

Следующая глава  



 И.А. Ильин    Манифест Русского Движения


[Становление]   [Государствоустроение]   [Либеральная Смута]
[Правосознание]   [Возрождение]   [Армия]   [Лица]
[Новости]