No graphic -- scroll down
 Новыя грозныя слова отца Иоанна Кронштадтскаго    Часть II


СЛОВО I
На день преславнаго Рождества Пресвятой Богородицы.
8 сентября 1907 года.

Всемирная радость от праведных Иоакима и Анны возсия нам, всепетая Дева, яже премногия ради чистоты храм Божий оду­шевленный бывает, и едина воистину Бого­родица познавается. (На стиховне стихира предпразд. служба).

Прежде чем начать мое убогое слово о рождестве Ма­тери Бога Слова, молю сие Предвечное Слово дать мне разум прославить по силам моим, а вернее по благодати Божией, настоящий великий христианский праздник, Рож­дества Пресвятыя Девы Марии, предназначенной от Творца веков быть Матерью Сына Божия по плоти.

Сопоставляю в мысли моей двух дев: первозданную деву Еву, когда она еще не познала общения, и настоящую Пречистую Деву и Приснодеву Богородицу Марию.

Первая дева сделалась вольною причиною всероднаго греха, проклятия и смерти и всех бед, которым мы доныне подвергаемся и от которых ужасно страдаем; вторая — по Боге стала причиною праведности, благословения и жизни, которыми облагодетельствовал нас родившийся от Нея по плоти Бог Слово.

Первая сотворена была из ребра Адамова, ради един­ства происхождения от одной крови рода человеческаго, вторая Дева — Виновница настоящаго торжества, родилась по вере, горячей молитве и милостыне неплодных, преста­релых родителей, праведных Иоакима и Анны, для унич­тожения, по благости Божией, греха, проклятия и смерти, ибо родившийся от Нея по плоти Бог Слово истребил в ве­рующих человеках всезлобный грех и изгнал проклятие и смерть, подав благословение и жизнь вечную.

Вот две противоположности — прародительница рода человеческаго Ева и Предстательница христиан Приснодева Мария! Дивныя дела промышления Божия о роде челове­ческом! Дивны и человеки праведны, плодящие в мире, по бла­годати Божией, правду, мир, благословение и жизнь веч- ную, между коими первенствует Пресвятая Дева Мария. Дивно милосердие Божие к роду человеческому, возстановившее его от падения. Пресвятая Дева Мария соединила рождеством Своим Бога Слова с человеками и отринутое грехом естество наше сроднила с небом и человеческий род ввела в общение с ангельским, светлым, всеблаженным ми­ром, и земных человеков сделала небожителями.

Чрез воплощение от Пресвятой Девы Бога Слова чело­вечество сподобилось от Бога туне иеисчетных благ, о ко­торых и подумать не смело оно, погрязши во всяких нечи­стотах греха. Людям даны от Господа, пострадавшаго доб­ровольно за грехи мира, — баня пакибытия (крещения), всеспасительное покаяние, всепросветительное Слово Бо­жие, научающее всякому благочестию; основана Церковь с освященными пастырями; дано причащение Пречистаго Тела и Крови Господней, очищающих всякий грех и обнов­ляющих растлевшую от греха природу нашу, украшающих и облагоухаюших верующия и смиренныя души.

Спасение человека поставлено в зависимость от веры, покаяния и добрых дел человека, а без веры во Христа Аг­нца Божия, взявшаго на Себя грехи мира, и без нелицемернаго, плодотворнаго покаяния невозможно спасение; ве­рующим дана всемощная Ходатаица и Предстательница.

Смотрю на мир, лежащий во зле, или — ближе, на Россию, получившую от Бога драгоценное наследие от предков — веру православную, и отступившую по легко­мыслию непостижимому от своей веры и впавшую во всевозможныя беды: и ужасаюсь, и скорблю, видя, как стра­дает и еще пострадает она, если не обратится всем сердцем к вере отеческой и к Церкви православной, за которой спаслось столько праведных людей. За безверие, пьянство и разврат следуют беды за бедами, беды величайшия, несо­измеримыя: позорная война, обеднение народа, революция, голодовка, холера, мятежныя две Думы, из коих вторая чрез некоторых представителей своих едва не погубила Царскую семью.

Вот наказания Божия за отступление от веры и огуль­ный разврат.

Самые праздники наши святые, которые должны бы возводить наши умы и сердца на небо, обратились в празд­ники сатанинские, праздники плоти и крови и всяких несмысленных и вредных страстей. Когда некогда праздников еврейских, Господь гнушается и нашими праздниками.

Праздничных собраний ваших не могу терпеть, — беззаконие и празднование (Исаии 1, 2—3), говорит Господь чрез пророка Исаию.

Побоимся Бога. Будем вникать в смысл праздников на­ших и возводить умы и сердца наши горе — к Богу, к небу, к горнему отечеству.


СЛОВО II
В день восшествия на всероссийский прародительский престол Благочестивейшаго Государя Императора Нико­лая Александровича.
21 октября 1907 г.

С небес призирает Господь, видит всех сынов человеческих. С престола, на котором возседает Он, призирает на всех, живущих на земле; Он создал сердца всех, и вникает во все дела их. (Пс, 32, 13—15).

Веруете ли вы, дорогие братия в это несозданное, все­видящее, вечное, страшное Око, Которое создало два глаза всем живым созданиям, чтобы видеть ими не вдвойне все близкое или отдаленное и располагать свободою движений, снискивать пищу, избегать опасности для своей жизни и радоваться жизненною радостью?

Вот это-то всевидящее, страшное Око, создавшее свет, солнце и всякие светы, всякия очи тварей, непрестанно день и ночь взирает на всех людей во вселенной и на каждаго человека в особенности, и вникает во все помышления и чувства, и во все дела их — в дела царей и подданных, начальствующих и подчиненных, ученых и простых, бога­тых и бедных, добрых и злых. Не дремлет и не спит Страж Израиля, разумею новаго, т. е. христианскаго израиля, или Церковь Христову и Россию, содержащую веру Христову православную.

С престола, на котором возседает Он, призирает на всех, живущих на земле, и правыми мерами судит всей вселенной. Все дадим ему отчет — говорил св. ап. Павел. Кому дано много с того много и взыщется, а малые до­стойны снисхождения, как неведующие.

Сегодня мы вспоминаем и празднуем торжественно восшествие на всероссийский престол нашего Государя. Кто посаждает на престоле царей земных? Тот, Кто Один от вечности сидит на престоле огнезрачном, и один, Один в собственном смысле царствует всем созданием — небом и землею со всеми обитающими на них тварями. Царям земным от Него еданаго дается царская держава; Он венчает их диадемою царскою. Он один поставляет царей и преставляет (сменяет по слову писания); посему Царь, как по­лучивший от Господа царскую державу, есть и должен быть Самодержавен.

Умолкните же вы, мечтательные конституционалисты и парламентеры! Отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн: потому что думаешь не о том, что Божье, но что челове­ческое (Мф. 16, 23), сказал Господь Петру — прорекавше­му. Отойдите и вы, противящиеся Божию велению. Не вам распоряжаться престолами царей земных: прочь дерзновен­ные, неумеющие управлять и сами собою, но препирающи­еся друг с другом, и ничего существенно полезнаго для Рос­сии не сделавшие. От Господа подается власть, сила, муже­ство и мудрость царю управлять своими подданными.

Но да приближатся к престолу достойные помощники, имеющие Божию, правую совесть и страх Божий, любящие Бога и Церковь Его, которую Он Сам основал на земле, — и да бежат от престола все, у коих сожжена совесть, в коих нет совета праваго, мудраго и благонамереннаго, как это было недавно еще с первым министром-предателем.

Вникните в слова пророка и царя Давида вы, особенно, собирающиеся в третью Государственную Думу и готовящиеся быть советниками Царю, котораго держава занимает шестую часть света — и изучите всесторонне ея потребности и нужды, болезни и раны родины, ея безчисленныя сокровища земли и воды, коими так много пользуются иностранцы, по непредприимчивости русских — и будьте правою рукою Его, очами Его, искренними и верными, деятельными доброжелателями и советниками Его, при этом богобоязливыми и неизменными вере и отечеству.

Бог призывает вас к этому великому делу — благоустроения и умиротворения отечества. При этом помните, что отечество земное с его Церковью есть преддверие отечества небеснаго, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить, чтобы наследовать жизнь вечную там.

«Отче наш, — говорим мы, — иже еси на небесех». Ви­дите, где пребывает во всей славе вечной Отец наш, Гос­подь Бог? На небесах; там и отечество наше. Кто верен Богу, тот верен и Царю.

Напомню вам еще слова псалмопевца, пророка и царя: с небес призирает Господь, видит всех сынов человечес­ких. С престола, на котором возседает Он, призирает на всех, живущих на земле; Он создал сердца всех и вникает во все дела их (Пс. 32, 13—15). Следовательно — всех и судить будет строго. Аминь.


СЛОВО III
О посте и молитве.

О. Иоанн служил литургию в своем Иоанновском жен­ском монастыре, при участии местнаго причта. В конце ли­тургии, по обычаю своему не оставлять молящихся без слова назидания, высокочтимый о. протоиерей произнес приблизительно следующее назидательное поучение. Пре­мудрость построила Себе дом (нашу обитель и храм в ней), вытесала семь столбов его, заколола жертву, растворила в Чаше Своей вино и приготовила у Себя трапезу, послала слуг Своих (Апостолов и Священников) с высокою пропо­ведью: кто неразумен, обратись сюда, и скудоумному она сказала: идите, ешьте хлеб Мой и пейте вино, Мною растворенное; оставьте неразумие и живите, и ходите путем разума (Притчи 9, 1—6).

Эти слова сказаны за тысячу лет до пришествия в мир Спасителя. Премудрый царь Соломон, сын Давидов, умуд­ренный Духом Божиим, предсказывает в них о нашем ве­ликом благополучии, великом счастии и сокровище — о причащении Св. Тайн Христовых. Ветхозаветные цари, праотцы, пророки не имели такого счастия, чтобы самолич­но видеть Господа Иисуса Христа, а мы имеем это счастие, эту неизреченную милость Божию, потому что сами мы (священники) совершаем это чудное Таинство, сами при­чащаемся и вас причащаем после искренняго вашего пока­яния. Вот как Премудрость Божия измыслила спасать нас через Чашу, в которой наше очищение, наше обновление, наша жизнь, наше спасение, великое счастие и блаженство.

Замечательно, что премудрость Божия устами Соломона всем дает такое наставление: кто неразумен, обратись сюда (ко Мне), и скудоумным она сказала: идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное; оставьте неразумие и живите, и ходите путем разума. Скудоумием одержимы все грешники. Возьмем пьяницу, или лениваго, блуднаго, собирателя богатств, возьмем какого угодно грешника, как все они безразсудны, глупы, потому что непрестанно работают страстям своим и умирают в страстях. Для них крайне необходимо вкушать пречистое Тело и пить живо­творящую Кровь Христову, которыя научат нас бегать лукавства и всякаго греха, и жить в простоте, правде и во всякой добродетели. Поэтому уже премудрый Соломон го­ворит: все приступайте к Святой Чаше, оставляйте всякое неразумие и ходите путем разума.

Теперь объясним слышанное сегодня Евангелие (Лк. 5, 33-39).

Однажды сказали Иисусу Христу: почему ученики Иоанновы постятся часто, а Твои едят и пьют? Но как же им можно было не есть и не пить, — они были великие труженики, при том же Господь, посылая их на труды благовестия, не велел им брать с собою ни сумы, ни хлеба, ни сапогов... Иисус Христос говорит, что ученики Его не по­стятся, пока с ними жених, но придут дни, когда отнимется у них жених, тогда они будут поститься. Господь предуказывает здесь среду и пятницу, установленныя для поста с самых первых дней христианства; среда — в воспоминание предания в этот день Иисуса Христа на страдания и пят­ница — в воспоминание страшных страданий.

Крестной Смерти Спасителя в этот день, а также для того, чтобы очистить наши мысли и сердца и сделать их более способными к пониманию своей духовной бедности и зависимости от Бога. По этому поводу Господь сказал притчу: «Никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет и к старой не подойдет заплата от новой» (Ст. 36). Под ветхою одеждою Господь разумеет здесь учеников Своих, которые были ветхи, пока не обновились сошествием Святаго Духа. «И никто не вливает молодого вина в меха ветхие, а иначе молодое вино прорвет мехи и само вытечет и мехи пропа­дут (на востоке виноградное вино сохраняют в мехах). Но молодое вино должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и другое» (Ст. 37—38); т. е. учение Христово во всей его глубине Апостолы уразумеют тогда, когда совсем обновятся, когда сойдет на них Дух Святый, а теперь они нуждались в снисхождении относительно поста и молитвы ради великих трудов своих по благовестию Св. Евангелия. Они, конечно, молились и постились и теперь, но менее учеников Иоанновых, которые не несли тяжелых трудов Апостольских, а потому удобнее могли отдаваться подвигам поста и молитвы.

Нам, христианам, как новым людям, заповедан пост; поэтому мы не должны много заботиться о питании чрева, излишества в пище и питии, о лакомствах, потому что все это препятствует достижению небеснаго царствия. Наш долг приготовляться к небесной жизни и заботиться о ду­ховной пище, а духовная пища есть пост, молитва, чтение Слова Божия, особенно же причастие Святых Тайн. Когда мы не радеем о посте и молитве, тогда преисполнены всяких грехов и страстей, когда же питаемся духовною пищею, тогда очищаемся от них и украшаемся смирением, кротостию, терпением, взаимною любовию, чистотою душевною и телесною. Аминь.


СЛОВА
и мысли о водке, табаке и сквернословии,
извлеченных из поучений о. Иоанна Кронштадтскаго
и других проповедников.

Посмотрите со вниманием на жизнь современнаго чело­века, как она неестественна, не говорю уже — неблагодат­на, как нехристиански провождается. Посмотрите, как он извратил самыя наслаждения чувственныя. Для обоняния и вкуса, и отчасти для самаго дыхания, он изобрел и воску­ряет почти непрестанно острый и пахучий дым — принося это, как бы постоянное кадило, демону, живущему во пло­ти, — заражает этим дымом воздух жилища своего и воз­дух внешний, а прежде всего пропитывается этим зло­вонием сам, — и вот вам постоянное огрубление своего чувства и своего сердца поглощаемым постоянно дымом не может не действовать и на тонкость сердечнаго чувства; он сообщает ему плотяность, грубость, чувственность. Чре­во — стало идолом; постов многие совсем не держат, счи­тая их тягостными; пирования и пьянство сделались яв­лениями постоянными; деньги — стали положительно со­временным кумиром, и для легкаго приобретения их люди не пренебрегают никакими средствами, как бы они ни были неблагородны, нечестивы; все помыслы, заботы, забавы, в том числе и игра, словом, — удовольствия, искательства, намерения, предприятия, даже учение направлены к земле; о небе, о небесном звании, о небесном учении и житии во многих домах нет и помину. Человек стал весь земля, весь прах! А между тем Бог сошел на землю для того именно, чтобы возвести на небо. Адаме, гае еси? Человек христи­анин, где ты? Как ты глубоко ниспал! В какую ты тьму зашел сам добровольно? — Возникни ты, выйди на свет Божий, познай свое божественное благородие, свое небес­ное звание, возвратись к Богу, — брось чувственность мер­твящую дух, — начни жить по духу добродетели, умертви плотския страсти, покайся и соединись с Богом, да возведет тебя на небо и посадит с Собою на престоле царства Сво­его.

Говоря о земном, страстном, недостойном направлении жизни людей, я не упускаю из виду и многих светлых сто­рон в жизни многих христиан и добродетелей истинно христианских, но это — слабое меньшинство. Дай Бог этому меньшинству превосходить большинство. Аминь.

Однажды, занимаясь в своем садике, я услышал, что недалеко от меня 68-летний старик страшно сквернословит. Я начал было убеждать его оставить эту дурную привычку, но сквернослов так сроднился с нею, что когда отходил от меня, то все продолжал сквернословие. Вскоре встретился я с ним около его дома, — и он, вспоминая мои замечания, теперь как будто стыдился меня. Я воспользовался этим случаем и начал с ним беседу.

— Скажи, пожалуйста, что тебя ныне так рано и сильно огорчило, что ты в глазах моих, в виду храма Божия, так ужасно сквернословил?

— Ах, батюшка, отвечал, он мне, как не огорчаться, когда в яровом поле моем был почти весь табун лошадей.

— Да, сказал я, это, конечно, обидно для хозяина; но зачем же тебе сквернить уста, которыми ты творишь мо­литвы и приобщаешься Св. Тела и Крови Христо­вой? — Слова мои, к сожалению, не пали на сердце ста­рика. В тот же день он опять стал изрыгать срамныя слова, совсем не ожидая той бедственной участи, которая постигла его в тот же день.

По возвращении моем домой из прихода, мне говорят: «батюшка, Пахомыч-то умирает». «Что же с ним случи­лось?» «Говорят, что в поле попал он, под соху и сошни­ками пропороло ему живот». Я тотчас же отправился к не­счастному, — он страшно стонал: живот его был до того пропорот, что в нем видны были внутренности, — однако-ж, среди смертельных страданий он имел еще столько силы, чтобы разсказать мне про свое несчастие: «когда ушел ты от меня, говорил больной, я отправился пахать; начал работу без молитвы и продолжал ее без молитвы. Сделал пять или шесть борозд, — вижу, что лошадь ходит не так, как мне бы хотелось, — и я подошел к ней с сквернословием и ударил ее, а она вдруг как-то смяла меня под себя, я не мог справиться, и попал под соху на сошники, на которых с четверть-версты волокла меня с поля домой; на дороге брат мой родной встретился со мной и снял меня с сошников».

Поистине, достойна была крайняго соболезнования бедственная участь, постигшая этого человека; но при виде той безропотной покорности воли Божией, с которою он переносил самыя тяжкия страдания, как очистительныя для души, оскверненной греховною привычкою, — нельзя было вместе с ним не благословлять Господа, Котораго благость, спасая нас от вечной погибели, всемерно ведет нас на пока­яние.

Действительно, покаяние этого беднаго страдальца было глубоко и чистосердечно: исповедавшись и приобщась Св. Тайн, он остался еще в живых на целыя сутки и до последняго своего воздыхания постоянно повторял молитвенныя слова.


СЛОВО V
На день преславнаго Преображения по плоти Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа,
6-го августа 1907 г.

Прежде всех веков и бытия мира Сый Бог Слово, светом яко ризою одеваяйся, преобразующийся пред ученики Своими, паче солнца, Слове, просиял еси; Моисей же и Илия Тебе предсташа поведающе Тя Господа мертвым и живым, и Твое славяще не­изреченное смотрение и милость и многое милосердие, имже спасл еси мир грехом погибающий (Стихира на хвалите).

Сыны и дщери Церкви православной и члены Тела Христова, котораго Он, Христос, есть живая, животворящая и премудрая Глава, — какой пресветлый праздник мы ныне празднуем? Скажите: празднуем Преображение Хри­стово. Как же и для чего преобразился Христос? Слушайте, как повествует об этом св. Евангелист Матфей: «В один из дней Своего Божественного пребывания на земле, Господь взял отдельно трех избранных учеников: Петра, Иакова и Иоанна, и возвел их на гору высокую одних, и преобра­зился пред ними: и просияло лицо Его как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот явились им Моисей и Илия, с ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: хорошо нам здесь быть: если хочешь, сделаем здесь три кущи; одну Тебе и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще говорил, се облако светлое осенило их; и бысть глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. И услышавши ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус приступив коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. Возведши же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын человеческий не воскреснет из мертвых (Мф. 17, 2—9).

Для чего же столь страшно, величественно и Боже­ственно преобразился Господь? Во-первых, для того, чтобы показать сокрытую под человеческою плотию молнию Сво­его вечнаго Божества, неприступный свет Свой; во-вторых, для того, чтобы явить светлость второго страшнаго прише­ствия Своего во славе Отца Своего; в-третьих, чтобы пока­зать светлость будущей славы — на небесах Апостолов и всех истинно верующих в Господа и преданных Ему всем сердцем; в-четвертых, для того, чтобы утвердить учеников в вере в Его вечное Божество, чтобы они не усумнились в Нем, когда увидят Его в поношении, уничижении и страда­ниях по плоти страждущим на кресте за грехи рода человеческаго; в-пятых, преобразился Господь во славе и повелел быть при Себе в славном Своем преображении пророкам Моисею и Илии также во свете для того, чтобы возвестить общее всех людей воскресение из мертвых для будущаго суда. Для того из мертвых явился Моисей и неумиравший пророк Илия, взятый живым, как бы на небо на колеснице огненной. Вот для чего преобразился Христос пред тремя избранными учениками. Они должны были свидетельство­вать о том всему миру по воскресении Христа из мертвых. А какой поучительный урок дает нам праздник Преобра­жения Господня? Не нужно ли преобразиться, переме­ниться и нам всем? Не нужна ли для нас перемена от худшаго к лучшему, от греха к правде и святости, от нашего нерадения и холодности к Богу — к горячему покаянию и слезам; от равнодушия к вере святой — к горячности веры и любви к Богу; от разсеяиности и невнимания к себе — к строгой вдумчивости в свое душевное состояние, не нужно ли нам скорее отложить свои мрачныя, греховныя страсти, приковывающия наши сердца к земле и удаляющия нас от Бога; излишнее попечение о плоти, — о ея удовольствиях, украшениях, привычках и наклонностях, и не нужно ли нам приобрести навык и привычку ко всякой добродетели, о которой мы так мало печемся, — между тем как это есть едино нам на потребу?

Преобразимся же и мы внутренне, во славу Господа и будем упражняться непрестанно в покаянии, в отложении своих грехов и в украшении душ своих всякими видами добрых дел. Это будет для Господа самым угодным празднованием Его славнаго Преображения. Аминь.


СЛОВО VI
На день преславнаго Успения Пресвятыя Богородицы.
15-го августа 1907 г.

Всемирную славу, от человек прозяб­шую и Владыку рождшую, небесную дверь, воспоим Марию, Деву, безплотных (ангелов) песнь и верных христиан удобрение (прославление). Сия бо явится небо и храм Божества (Дог. I г.).

Так Великий церковный песнописец, златострунный Дамаскин, прославляет Пресвятую Деву Богородицу, всечестное Успение Которой мы ныне торжественно воспоми­наем и прославляем. Будем, как бы так говорить, с радостию и благоговением прославлять сию Деву и Матерь, происшедшую из рода человеческаго и родившую Бога воплотившагося: ибо Она стала небом и храмом Божества.

Мы празднуем ныне Ея честное преставление. Пришла предопределенная кончина Ея земной многострадальной жизни, — и Она уснула на три дня сном смертным и вме­сте живоносным. Об Ней можно было тогда сказать: Девица не умерла, но спит. — Да, Она почила на три дня, как и Христос Бог, Сын Ея, — и в третий день воскрешена и поднята во славе на небо для соцарствования с Сыном, кон­ца неимущаго. О блаженнейшая участь! О радость безконечная! Достойно и праведно. Ибо Ей, Пречистой, только бы, казалось, радоваться на земле, как греха не имевшей, а Она всю жизнь страдала за Сына Своего единороднаго, всю жизнь боялась за Него, по причине множества врагов — и царей, и правителей, и лжеименно ученых, и воинов, лю­дей коварных, льстивых, завистливых, сребролюбивых. Но, вот, наконец, кончилась земная жизнь Богочеловека; после страданий и смерти Распятый воскрес: началась вечная сла­ва Его. Он возсел и по человечеству одесную Бога Отца. Но для Матери Его еще не настало время славы, Она остав­лена еще жить на земле в доме усыновленного Ей Апостола Иоанна и — быть свидетельницей чудных успехов христи­анской веры и ея всеспасительной силы в людях верующих. Она почти в старости почила. И каково, сколь славно было Ея успение! Каким светом сияло пречистое Лице Ея. Какое дивное, неописуемое, несравненное благоухание было от ея пречистаго, приснодевственнаго тела, как пишет св. Диони­сий Ареопагит, бывший при Ея погребении! Какое сладост­ное, ангельское пение слышалось верными! Как боговдохновенно прославлял Ея успение в особенности св. священномученик Иерофей, ученик апостольский! Славный конец Приснодевы славнаго жития земнаго!

Для чего святая Церковь ежегодно воспоминает и празднует величайшия события христианскаго мира — Благовещение, Рождество Христово, Крещение, Сретение, Вход в Иерусалим, Пасху, Вознесение, Пятидесятницу, Успение Божией Матери и проч.? Для того, чтобы возревать и утверждать нашу веру, наше христианское упование, нашу благодарность и любовь к Богу и Божией Матери, нашей Предстательнице пред Богом непостыдной; чтобы помнить и не забывать наше небесное отечество, и не иметь пристрастия к здешней жизни, только приготови­тельной и обучительной, временной и переходной.

Если бы не было этих христианских праздников, тогда христиане забыли бы, что они именно христиане, званые в небесное отечество; не знали бы, зачем они живут на свете, для чего их приписали к христианскому обществу или к Церкви Божией; какая цель их жизни, для чего нужно ве­ровать во Христа и кто есть Христос, для чего веровать в св. Троицу и кто — святая Троица! Многие невежды дей­ствительно не знают, кто — Христос и кто — Троица, и кто — Богоматерь? Не знали бы, для чего нужно молиться Богу, причащаться св. Христовых тайн! Праздники церков­ные все это разъясняют народу, если они ходят к служ­бам, — и поставляют его в известность касательно промышления Божия о нас, учат нас любить и благодарить Бога, каяться в своих грехах и всегда иметь в виду буду­щую жизнь на небесах, конца неимеющую, — и готовиться к ней, по слову Апостола: наше жительство на небесах, откуда и Спасителя ждем, Господа нашего Иисуса Хри­ста. (Фил. 3, 20).

Итак будем праздновать Успение Божией Матери ду­ховно, готовясь усердно и сами к переходу из здешней вре­менной, как сновидение исчезающей жизни — к будущей, неложным и твердым словом Божиим обещанной всем вер­ным христианам. Пресвятая Богородице, спаси нас! Аминь.


СЛОВО VII

Протоиерей Иоанн Ильич Сергиев служил литургию в своем — Иоанновском монастыре при участии свящ. Симеоновской церкви А. М. Косухина и монастырскаго причта, при чем в назидание сестрам обители и богомольцам про­изнес приблизительно следующее поучение на дневное Евангелие (Лк. 9, 44—50).

Сказал Госпадь ученикам Своим: вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческия. Но они не поняли слова сего, оно было закрыто от них, так что они не постигли его, а спросить Его о сем слове боялись. (Ученики Христовы тогда были еще несовершенны и не понимали таинства спасения нашего страданиями Сына Божия). Пришла же им мысль: кто бы из них был больше? Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою и сказал им: кто примет сие дитя во Имя Мое, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает пославшаго Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик; то-есть, кто более всех смиряет себя, тот и велик перед Господом, и напротив, возвышающий себя будет унижен. Гордость — начало всякаго греха. Грех Адама и Евы, не послушавших Господа своего, прослушавших спасительную и благодетельную заповедь Его, служит причиною того, что род человеческий до сего времени путается в грехах всяческих; от гордости происходят все бедствия и нынешняя жестокая война тоже от гордости. — Поэтому надо беречься гордости, надо смирять себя, считать себя ниже других. Пример смирения — Господь Иисус Христос. Он, будучи Богом всесовершенным, «смирил Себе, послушлив быв даже до смерти же крестныя (Филип. 2, 8). Не напрасно Сыи Божий смирил Себя до такой степени. Его страдания необходимы были для спасения нас от гордыни и всех других грехов. Если бы не пострадал за нас Сын Божий, никто не мог бы спастись, сатана всех поглотил бы своею пастию и сделал участниками вечных мучений; впрочем и теперь пойдут в муку вечную все те, которые живут во грехах и не раскаиваются в них. Крепко помните это и смиряйте себя перед другими, как наставляет апостол Павел: «честию друг друга балыиа творяще» (Римл. 12—10).

Далее в Евангелии говорится, апостол Иоанн сказал Иисусу Христу: Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющаго бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами. Иисус сказал ему: не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас. Этими словами Господь показы­вает, что Он ценит веру в Себя во всяком человеке, не только в апостолах. Поэтому и мы должны быть снисходительны к тем, которые именем Божиим совершают некоторыя знамения.

В заключение я хочу обратить ваше внимание еще на безумство, нелепость, безобразие, растление и пагубу греха. Для спасения нас от греха Сыну Божию надо было смирить Себя до крайней степени. Он благоволил родиться в пастушеских яслях, так как ни в каком доме не нашлось места для Его Рождения; терпел гонения от Ирода и иудеев; жил в бедности, «не имея где главы подклонити» (Мф. 8, 20); ходил из города в город, из села в село; учил, проповедуя всем Евангелие царствия Божия; благотворил всем, исцелял болящих различными недугами, всем со­чувствовал; всех спасти хотел и, приняв на Себя проклятие за грехи всех людей, благоволил претерпеть казнь на кресте самую ужасную, самую поносную и мучительную. Вот как грех противен Богу! Вот какой великой жертвы потребовала правда Божия за грехи человеческие! Невозможно грешнику примириться с Богом без веры и покаяния. Только вера в Искупителя и искреннее покаяние могут примирить нас с Богом ради страданий Сына Божия. Иначе все мы были бы в отвержении от Бога, и в дружбе и во власти диавола. Что же отсюда следует? Надо беречься всякаго греха, ненавидеть грех, как бы сладок он ни был. Надо помнить, что сладок он только на минуту, а потом какая горечь? Чтобы мы могли отмыть эту горечь греха, Господь даровал нам причастие святых Тайн. Только ради Крови Сына Своего Господь Бог примиряется с нами, прощает, очищает, освящает и соединяется с нами.

Старайтесь же быть любезными Богу, кайтесь искренно во грехах своим, бегайте всякаго греха, спасайтесь верою и покаянием. Аминь.


СЛОВО VIII

По возвращении из Москвы, протоиерей Иоанн Ильич Сергиев проследовал в устроенный им Иоанновский жен­ский монастырь, в главном храме котораго служил литур­гию при участии священников Симеоновской церкви М. Д. Калинникова и А. М. Косухина и местнаго причта. В конце литургии о. Иоанн обратился к многочисленным богомольцам с назидательным поучением на дневное Евангелие при­близительно следующаго содержания.

В то время приступили к Иисусу Христу 12 Апостолов и сказали Ему: отпусти народ, чтобы они пошли в окрестныя селения ночевать и достать пищи, потому что здесь мы в пустом месте. Но он сказал им: вы дайте им есть. Они сказали: у нас нет более пяти хлебов и двух рыб; разве нам пойти купить пищи для всех сих людей? Ибо их было око­ло пяти тысяч человек. Но Он сказал ученикам Своим: разсадите их рядами по пятидесяти. И сделали так, и разсадили всех. Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо (в знамение того, что все милости исходят с неба, от Отца нашего небеснаго), благословил их, преломил и дал ученикам, чтобы раздать народу. И ели и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коро­бов (Лк. 9, 12—17).

По поводу этого слышаннаго нами Евангелия прославим неизреченное милосердие к нам Господа Иисуса Христа, по которому Он благоволил снити с небес, воплотиться от Духа Свята и Марии Девы и жить на земле, не имея где главы подклонити, во всем подобным нам человеком, кроме греха; прославим Его великое милосердие, по которому Он благоволил пречистыми ногами Своими ходить по земле из города в город, из села в село, благовествовать Евангелие царствия, творить безчисленныя чудеса, питать алчущих, как напитал чудесно пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек, после чего еще набрано было оставшихся кусков двенадцать коробов. Прославим милосердие Божие, по которому Он питает нас не только обыкновенным зем­ным хлебом, но, что всего удивительнее и трогательнее, питает Своею Кровию для обновления, очищения и спасе­ния нашего. Так возлюбил нас Господь наш; через прича­щение Он так приблизил нас к Себе, что более уже нельзя приблизить. Прославим милосердие Божие, по которому Он Сам благоволил учить людей благотворить им и совершил безчисленныя чудотворения, давая слепым — прозрение, глухим — слух, разслабленным — силу, прокаженным — очищение, немым — способность говорить, и даже вос­крешая мертвых. Подивимся неизреченному человеко­любию Божию, по которому Господь Иисус Христос, будучи Богам безначальным и всесоверщенным, благоволил претерпеть безчисленныя мучения, самую поносную казнь и умереть на кресте для спасения нашего; потому что никто не спасся бы без этих мучений Сына Божия, все преданы были бы в муку вечную, в огонь вечный, угото­ванный диаволу и ангелам его; это не тот огонь, который все мы знаем, а в тысячу раз страшнейший; этому огню и теперь будут преданы все прелюбодеи, воры, пьяницы, убийцы и самоубийцы, все гордые неверы и все вообще не­раскаянные грешники, потому что грехи наши ненавистны Господу. От грехов происходят все болезни, все несчастия и бедствия, все войны, как и нынешняя жестокая война, от которой рекою льется кровь; от грехов происходят земле­трясения, моровыя поветрия, огненныя извержения из недр земных, от которых гибнут целые города. Самая земля сто­нет и ноет из-за беззаконий наших и не произращает пло­дов по случаю дождей или холодной погоды. Поэтому бу­дем бояться грехов, которые полагают между Богом и нами преграду несокрушимую и навлекают на нас гнев Божий, если человек не покается в них и нс будет стараться загла­дить их.

В Евангелии говорится, что Иисус Христос преломил хлеб и дал ученикам, чтобы раздать народу (ст. 16); теперь же мы (Пастыри) во время литургии разделяем на части Агнца Божия и даем верующим, но не как обыкновенный хлеб, а как самое Пречистое Тело и Кровь Христову, по­тому что Сам Господь говорит о них: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое... Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя... Подивимся этой благости Божией, по которой Он питает нас Плотию и Кровию Своею, претворяя их через законно поставленных пастырей церкви. Для Творца всяческих все возможно, как возможно претворить воду в вино, так обык­новенный хлеб в Самое Пречистое Тело Свое, а вино в Са­мую Честную Кровь Свою. Сколь много милости и снисхождения являет Господь роду человеческому! Сколь безмерна любовь Божия к нам грешным! Какая мать, какой отец так любят чад своих? Поистине эта любовь многократ­но превосходит всякую земную любовь, потому что Он же — Господь наш, влагает в сердца родителей и любовь к чадам своим.

За такую любовь Божию и мы должны любить Господа Бога всем сердцем, усердно исполнять Его заповеди и стра­шиться оскорблять Его грехами своими. Аминь.


СЛОВО IX
На день перенесения св. мощей благовернаго великаго князя Александра Невскаго,
бывшаго в 1724 году при Императоре Петре 1-м,
из Владимира в Петербург.

Возвеселися днесь российский народ, ликовствуйте начальства и власти: се бо плоть от плоти, и власть от власти вашея, благоверный князь Александр Невский ликует со Ангелы на небеси, и всех своих сродников и властей, и под вестью сущих, на духовное созывает торжество; и о всех молится ко Господу. (На литии стихира слава).

По какому случаю, дорогие братья и сестры, перене­сены мощи св. благовернаго князя Александра Невскаго из города Владимира в Петербург?

По заключении Государем Петром Великим многожелательиаго мира со Швецией в 1721 году, Ему угодно было, по устроении новой своей столицы Петербурга, для святолепнаго ея украшения и большаго прославления подвигов святаго князя, перенести из города Владимира нетленныя и чудотворныя Его мощи, — что и исполнено было с подо­бающею честью. Сам Государь со всем своим домом, чи­нами двора и всего синклита с освященным сбором вышли на встречу прибывшим водою св. мощам, принесли и поло­жили их во вновь созданной св. обители живоначальной Троицы — Александро-Невской и соборно указали празд­новать это событие ежегодно 30-го августа на вечное время. Память же Его преставления празднуется 23-го ноября.

Вот краткое сказание о роде и житии его. Благоверный и христолюбивый князь Александр был сын великаго князя российскаго Ярослава, правнук великаго князя Всеволода, сына равноапостольнаго князя Владимира, просветившаго всю землю русскую св. крещением. Когда отец его Ярослав управлял Владимирскою областию, а св. Александр жил и правил в Новгороде, пришли Балтийским морем к устью Невы на кораблях, с большим войском порубежные соседа наши шведы с своим королем — с намерением пленить на­шу Ижорскую страну, Ладогу, великий Новгород и всю тог­дашнюю Россию. Остановившись со своими кораблями в устье Невы, король, гордясь своей силой ратной, послал своих послов в Новгород к князю Александру со следующи­ми словами: если хочешь, покорись мне — если же нет, то знай, что я уже в пределах земли твоей и скоро пленю ее.

Великий князь, не имея в готовности собраннаго войска и возможности в скорости известить отца своего Ярослава об опасности своей, — сам, один, возложил все свое упова­ние на Бога, с молитвою к Пресвятой Богородице и с призыванием в помощь сродников своих страстотерпцев Бориса и Глеба — не собравшись с военной силой, вышел с малой дружиной военной против многочисленнаго войска шве­дов.

Пришедши к реке Неве, он ополчился невдалеке от неприятеля. При великом князе тогда был один благочести­вый воевода ижорский Филипп; коему поручена была ноч­ная стража, и вместе с тем приказано тайно узнать число и силу неприятеля. Увидев многочисленное неприятельское войско и быв в недоумении и страхе, Филипп возвратился к св. Александру, чтобы сказать ему, что он видел. Когда он шел по берегу залива, при восходе солнца, увидел у бе­рега судно и среди его стоящих благолепных мужей в червленных (красных) одеждах, положивших руки свои на плечи друг другу, а гребцы сидели, покрытые как бы тума­ном.

Один из таинственных мужей говорил: брат Глеб! пой­дем поскорее помочь сроднику нашему против врагов; а другой отвечал: хорошо, брат Борис! Услышав это, Фи­липп, в страхе от виденнаго и сдышаннаго, тотчас поспе­шил сказать все благоверному князю, что видел и слышал, а князь, выслушав это, прославил Бога и пречистую Бого­матерь и св. мучеников Бориса и Глеба.

И когда Александрова дружина вступила в сражение с неприятелями, тогда избито было их великое множество, а св. Александр сам ранил в лицо короля шведскаго; и все пораженные шведы в малом числе обратились в постыдное бегство. Таким образом благоверный князь, Божиею по­мощью и Богоматери и св. мучеников Бориса и Глеба, одержал славную победу и освободил от врагов ижорскую страну и Великий Новгород, и от этой победы прозван Не­вским. О прочих победах его теперь не будем говорить, чтобы не продлить слова.

Слава Богу, даровавшему России такого чуднаго в вере, мужестве, мудрости и благочестии князя, воителя и победителя неустрашимаго!

Отчего мы не могли ныне победить врагов-язычников, при нашем храбром воинстве?

Скажем не обинуясь: от неверия в Бога, упадка нравственности и от безсмысленнаго толстовскаго учения, не противься злу, следуя которому сдался на капитуляцию Порт-Артур, а военныя суда — в постыдный плен со всем инвентарем.

Какой славный учитель для всего русскаго воинства и для всех военных и других властей св. благоверный вели­кий князь Александр Невский! Но кто из интеллигентов читает ныне о подвигах его и кто верит сказанным чуде­сам? Вот от этого неверия и от своего гордаго, кичащагося разума и надмения своею военною силою мы и терпим всякия поражения и стали посмеянием для всего мира! Страш­ный урок дан Богом русской интеллигенции, неверующей в Бога, и себя боготворящей. Научись, Россия, веровать в правящаго судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству. Аминь.


СЛОВО X
В неделю 15 по Пятидесятнице.

Евангелие ньшешняго дня начинается так: Один из фарисеев, законник, искушая Иисуса Христа спросил Его: Учитель, какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем серд­цем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим. Сия есть первая и на­ибольшая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближняго твоего, как самого себя. На сих двух заповедях утверждается весь за­кон и пророки. (Матф. 22. 35—46).

Законник из фарисеев спрашивает вечнаго законодателя Христа, не признавая Его однако же таковым: Учитель. какая наибольшая заповедь в законе? — Вопрос весьма важный, потому что правильное решение его крайне нужно всем нам знать и исполнять, так как от исполнения его за­висит вечная жизнь человека, — и Господь разрешил его самым положительным образом: возлюби Бога и ближняго. (Мф. 22, 37, 39). Но, предлагая Христу столь важный во­прос, иудейский законник не верует в Иисуса Христа, как истиннаго законодателя, признавая Его только учителем. Поэтому в конце нынешняго Евангелия Господь спраши­вает его и фарисеев: что вы думаете о Христе? Чей Он Сын? Фарисеи отвечали, что Он Сын Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет его Госпо­дом? Если Давид называет Его Господом, как же Он Сын Ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова, и с того дня никто уже не смел спрашивать Его (Мф. 22, 42, 46).

Так решительно подействовало праведное слово Господа на фарисеев, что они, пораженные явною истиною, не сме­ли больше спрашивать Его. А нынешние наши ученые фа­рисеи, чиновники, профессора, учителя высших и средних учебных заведений, толстовцы, убеждаются ли явною истиною евангельскою и безчисленными чудесами Христа Спасителя, что Он есть истинно Господь, Творец и Спаси­тель мира? — Нет, не убеждаются. Почему? Потому что обезумели, поверили толстовской и жидовской лжи; если Ваалу поверили, как Богу, то истинному Богу могут ли ве­рить? Нет, потому что лукавый помрачил их душевныя очи. Но вот придет в страшной славе Своей Господь во вто­рое свое пришествие, — и тогда все уверуют, но уже будет поздно. Тогда будет воздаяние, а не состязание.

Теперь перейдем к вопросу законника: какая наиболь­шая заповедь в законе? Господь отвечает: возлюби Гос­пода Бога твоего всем сердцем твоим и всей душою твоею и всем разумением твоим. Это первая и наиболь­шая заповедь. Вторая же подобная ей: возлюби ближняго твоего как сам себя.

Совершенно естественная, справедливая и жизненная заповедь: люби Бога и ближняго. Господь возлюбил нас прежде, чем мы Его возлюбили: Он возлюбил нас прежде бытия нашего; помыслил об нас — и сотворил нас; если бы не помыслил, — и не было бы нас. А сколько Он даровал нам благ, сотворив нас? — нет числа; пройдите мысленно время с зачатия вашего и доныне; переберите, сколько мо­жете, все, чем вы пользовались и пользуетесь из даров Божиих естественных и общежитейских, воздухом, пищею и питьем, животворным светилом, общественным положе­нием, развитием ваших способностей, кругом родства и добрых знакомых, друзей и проч.; но особенно вспомните: сколько вы получили неоцененных даров через веру Хри­стову; им по истине нет числа; и после всего этого — скажите, чувствуете ли вы потребность сердечную — веровать в Бога, любить и благодарить Его, каяться пред Ним во всех грехах ваших, коими вы ежеминутно оскорбляете Его? — Господь возлюбил нас любовию вечною, праведною и святою, и, дав нам столько благ в здешней жизни, Он приготовил нам безконечную жизнь, полную безчисленных неоцененных радостей в будущем веке вместе с ангелами и святыми угодниками. Скажите, после этого, как мы долж­ны любить Его? Именно, всем сердцем, всею душою и всем разумением.

А что же мы? Мы иногда и разуметь не хотим, сколько безмерны Его к нам любовь и благость. Мы полюбили без меры себя, мир прелюбодейный и грешный, плоть свою, ея мимолетныя удовольствия, — прилепились сердцем ко вся­кой суете. Глупые, мы любим, что должны презирать, и не любим Господа, Свой вечный живот, своего Спасителя, Промыслителя всещедраго, своего Пищедавца и Светодавца. Оставили Господа, Источник воды живой и выкопали себе дырявые колодцы, которые не могут держать живой воды. Оттого мы и бедствуем всячески и бедствиям нашим нет конца.

Что нам главным образом препятствует любить Бога, иметь всецелую к Нему преданность? Именно — наше са­молюбие, наше пристрастие к земным, именуемым благом. Поэтому главная заповедь есть наше самоотвержение. — Кто хочет идти за Мной, отвернись себя и возьми крест свой и иди за мной. (Лук. 9, 23). Апостолам Своим Он заповедал: не берите с собою ни сумы, ни хлеба, ни при по­ясе меди, и не имейте по две одежды (Марк. 6, 8), чтобы не иметь ни к чему привязанности, а всем сердцем отдать себя Богу и Его промыслу и стремиться к небу и к нашему вечному отечеству и больше всего заботиться о спасении душ человеческих. И они возлюбили Бога всем сердцем и всю жизнь предали Ему, даже до смерти, пострадав за Него с радостью.

Вот образец любви к Богу и ближнему. Постараемся же, дорогие братия и сестры, так возлюбить Его. Аминь.


СЛОВО XI
На день св. Архистратига Божия Михаила и прочих небесных Сил безплотных,
8 ноября 1907 г.

Непрестанно прославляем Тебя, Христе, премудро соединившаго небо с землею и составившего одну Церковь из ангелов и человеков. (Стихира на малой вечерни).

Празднуем, дорогие братия, светлый праздник молниевиднаго Архангела Михаила и прочих небесных Сил без­плотных.

История установления Церковию этого праздника длин­на и мы не будем разсказывать ее; желающие знать ее, пусть прочитают о ней в церковной книге «Четьи-Минеи», а теперь побеседуем о духовном безчислевном мире ангель­ском, о их свойствах, о их чиноначалии и о безмерной благости Божией, причислившей нас, христиан православных, к этому ангельскому Собору и составившей одну Церковь из ангелов и человеков, а затем о нашей обязанности чтить их по достоинству и подражать им по силе, как будущим нашим согражданам в небесном отечестве; о чем и молим усердно Господа Бога, общаго нашего Творца.

Св. Кирилл Александрийский говорит (см. Богословие Макария об ангелах): если наша земля, эта как бы одна точка между мирами, — носит на себе такое безчисленное множество людей и всяких существ, то во столько раз больше имеет в себе обитателей невещественное небо, ве­ликое и необъятное никаким умом?

Ангелы имеют духовную, невещественную, тонкую, безсмертную природу, свободную от всякой тли, но ограниченную, не такую, как Сам Господь, Дух — всюду сущий и единый, безначальный и все наполняющий. Он привел ангелов из небытия в бытие, словом Своим освятил, и за непреклонность к злу утвердил их непадаемо Духом Свя­тым (т. е. они уже не могут впасть в грех); природа их полна чуднаго, немерцающаго света, святости, благости, красоты, премудрости, силы, безсмертия, пламенной любви к Творцу, и друг к другу, и к людям, коих спасению они радуются и желают иметь их своими вечными гражданами в стране всчнаго света и нетления, мира и радости. Св. Ди­онисий Ареопагит, ученик апостола Павла, восхищеннаго Духом Святым до третьяго неба, услышал от него таин­ственное учение о мире ангельском, записал его и передал церкви (Дионисий Ареопагит о церковной иерархии).

Ангельский мир разделяется на девять порядков, а эти — каждый на три чина. Первые и световиднейшие ан­гелы (Михаил и Гавриил), как светлая заря Безначальной Троицы, предстоят непосредственно пламенеющему пре­столу Божию, просвещаются неприступным светом Его и подают просвещение и ведение тайн Божиих следующим за ними чинам и низшие чины управляются премирно вы­сшими. Такое небесное гражданство, такой премирный, святой, пресветлый, благостный Собор небожителей назы­вается небесною иерархиею, в соответствие земной иерар­хии или иерархии церкви православной.

Подивимся Божию всеблагому и премудрому промыслу, безмерной благости Его, предназначавшей нас к безконечному соводворению и блаженству вместе с ангелами в бу­дущем нашем отечестве и составившей одну Церковь из ан­гелов пресветлых и нетленных, и человеков избранных и достойных. Какое неизобразимое никаким языком блажен­ство ждет верных Богу христиан, если они до конца пребу­дут верными своему христианскому званию. Чтобы удосто­иться вечнаго сожития и блаженной жизни вместе с анге­лами на небе, должны стараться чтить их, подражать их святости, смирению, любви и всецелой преданности Богу, возвышенности помыслов, воздержанием, молитвою и по­стом, милосердием и сочувствием друг к другу, горячею взаимною любовию.

Священные боговдохновенные зрители тайн Божиих и ангельских видений, пророки и евангелисты, видели анге­лов в таинственном видении дружественно обращающими лица свои друг к другу и согласно воспевающими Св. Тро­ицу. Это научает и нас относиться друг к другу с горячею любовию и жить в единомыслии, служа усердно общему всех Творцу.

Слава безмерной благости Божией, приготовившей нам царствие вечное, царство света немерцающаго, мира и блаженства непоколебимаго, вместе с безчисленными собо­рами ангелов.

Употребим малое здешнее время на преуспеяние в христианской добродетели, чтобы наследовать это безконечное блаженство, котораго да и сподобит Господь всех нас благодатию, щедротами и человеколюбием Своим, ходатайством пречистой Богоматери и предстательством честных небес­ных сил безплотных, особенно светозарных, молниевидных, Михаила и Гавриила и святых Ангелов, хранителей наших. Аминь.


СЛОВО XII
На день памяти Св. славнаго всехвальнаго Апостола Андрея Первозваннаго.
30-го ноября 1907 г.

Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что ты утаил сие (дело воплощения Бога Слова) от премудрых и разумных (т. е. мнящих себя таковыми), но открыл то младенцам (т. е. простосердечным и не мудрствующим лукаво). Ей, Отче, ибо таково было Твое благоволение (Матф 11,25—26)

Православная Церковь сегодня торжественно празднует день преставления Св. Первозваннаго Апостола Андрея, единокровнаго брата Св. Апостола Петра.

За начало слова Божия на сей день, я взял знамена­тельныя слова Господа Иисуса Христа, обращенныя им молитвенно к Отцу небесному, в коих Он, Иисус Христос, благодарит и славит Его за то, что величайшее таинство воплощения Сына Божия, требующее для восприятия его — простоты и чистоты сердца человеческаго, — Он утаил от лукавых и гордых мудрецов века сего, — книжни­ков и фарисеев, а открыл простым сердцам апостолов, — и вообще простым и смиренным сердцам.

И я хочу говорить вам сегодня, именно о том, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (I Петр. 5,5) и открывает им величайшия тайны божественныя для спасения многих.

Вообще, дело христианской проповеди, по своему вели­чию и премудрости таково, что, прежде всего, требует от слушателя простоты веры и совершенной преданности ему, как делу — Божию истинному, спасительному, непрелож­ному. Лукавое неверие не терпимо в деле Божием, — ибо если человек усумнится, при слышании его, не благоволит Бог к нему; сомневающийся подобен волне морской, ветром поднимаемой и разбиваемой, да не думает такой человек, что получит что-либо от Бога.

Вот, обратите особенное внимание на первое слово проповеди Божией, возвещенное Архангелом Гавриилом Деве Марии о воплощении от Нея Сына Божия: и подумай­те — какой оно требовало смиренной простоты и доверия от пречистой Девы, — и она ни единым словом не усумнилась и не воспрекословила небесному благовестнику, не­смотря на всю необычайность слов благовещения. Архангел услышал от Нея только слово послушания и преданности Господу: се раба Господня, да будет Мне по слову твоему (Лк. 1, 38). И дело воплощения Божия совершилось по слову послушания Марии. А что, если бы Она не поверила и стала мудрствовать и сомневаться, как Захария, отец Предтечи, услышавши от Архангела о рождении от него сына? Тогда и дело не совершилось бы. Но и Захария уве­ровал, наказанный глухотою за неверие и удостоился ро­дить сына большаго между всеми рожденными женами. — Так и Апостолы, призываемые к великому апостольскому подвигу, нимало не прекословили призывающему Господу, а являли тотчас полное послушание и на всю жизнь остались верными своему Спасителю. — Сопоставьте книж­ников и фарисеев с Апостолами и с Самою ипостасною вечною Премудростию — Христом: сколько вы тотчас заме­тите в этих ученых века сего лукавства, гордости и злобы, зависти, самолюбия, неправды, лицемерия, корыстолюбия, мести, упорства!

Можно ли было, скажите, вверить им дело проповеди Евангельской и откровения величайших истин царствия Бо­жия? Душевный человек — а таковы были все книжники и фарисеи с первосвященниками, — не принимает того, что от Духа Божия, — потому, что почитает это безу­мием и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. (I Кор. 2, 14).

Только такие божественные простецы и вместе муд­рецы, духовные философы и витии, как апостолы, могли воспринять от Самого Бога Слова, Самой Ипостасной пре­мудрости Божественную проповедь об обновлении людей через воплощение Сына Божия.

И как старались книжники и фарисеи погубить в самом начале великое дело Христово чрез всевозможныя гонения и посягательство на Его чудную жизнь Христову, и меч­тали уже, что совсем погубили Его дело, когда умертвили Его на кресте! Но тут-то, когда Он вознесен был на крест, и началось истинное искупление человечества, по слову Господа: когда Я буду вознесен от земли, всех привлеку к Себе (Иоан. 12, 32). Апостолы, разсеявшиеся было во время страданий, по воскресении Христовом особенно ут­вердились в вере в Него, и с великою силою свидетельство­вали всем о воскресении Христовом, и совершившемся деле искупления человеческаго рода. Ничто и никто не мог по­губить или помрачить великаго дела Христова; и дело Апо­столов торжествовало больше и больше. — Вот что делает простота веры в Бога, всецелое доверие и преданность Ему.

Господь вверил нам, Русским, великий спасительный та­лант православной веры, чрез которую спаслось множество верных в предшествовавшие нам века, да и в наше время.

Спрошу вас и себя: умножаем ли мы вверенный нам та­лант веры православной? Стараемся ли жить по вере? Ста­раемся ли оправдывать добрыми делами свое христианское звание? Творим ли плоды покаяния? Стараемся ли укра­шать себя всякою христианскою добродетелью? — Все дремлет и спит. Вздремашася вся и спаху (Мф. 25, 5). Нужно ли говорить, напоминать, что творится вокруг нас в обществе, в высших учебных заведениях, в печати, в зако­нодательных учреждениях и т. д.

Востань же, русский человек, воскресни от мертвых и осветит тя Христос. (Ефес. 5, 14). Аминь.


СЛОВО XIII

В субботу, 5 мая, протоиерей Иоанн Ильич Сергиев служил литургию в С.-Петербургеком Иоанновском жен­ском монастыре, при большом стечении богомольпев. В служении участвовали еще 4 священника и 2 диакона. В конце Богослужения высокочтимый пастырь произнес при­близительно следующее поучение.

Сегодня последний день Фоминой недели. Вечером, в день воскресения, Господь Иисус Христос явился ученикам своим при затворенных дверях. Ученики возрадовались, увидевши Господа и получив от Него власть вязать и решить грехи людей. Но среди них в это время не было апо­стола Фомы. Когда же другие ученики сказали ему, что они видели Господа, то Фома имел смелость ответить: «если не увижу на руках Его язв от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Иоан. 20, 25). И вот это неверие Фомино, по изволению Божию, послужило к яснейшему свидетельству истины воскресения Христова как для самого Апостола, так и для всех христиан. Снисходя к немощной вере Фомы, Господь на восьмой день опять явился ученикам Своим, и сказал неверующему ученику: подай перст твой сюда, и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои, и не будь неверующим, но, верующим. Тогда Фома, уверившись в истине воскресения Христова и Его Божестве, воскликнул: Господь мой и Бог мой! Иисус сказал ему: ты поверил, потому что увидел меня; блаженны не видевшие, но уверовавшие» (ст. 27—29).

К числу этих, называемых Господом блаженными, относимся и мы, братие, когда не видя Господа телесными глазами, однако же, твердо веруем в Него, как Творца, Искупителя и Праведнейшаго Судию и живем по этой вере, особенно же когда вкушаем Его Пречистаго Тела и Крови и через Причащение, хотя невидимо, но действи­тельно соединяемся со Христом. Тогда мы воистину бла­женны, ибо через Причащение Господь очищает нас, освя­щает, укрепляет, просвещает, соединяет с Собою на веки. Божество Христово для достойнаго причастника бывает столь ясно, ощутительно, очевидно, что он, причастившись, дерзновенно говорит вместе с Фомою: Господь мой и Бог мой!

После Фоминой следует неделя, посвященная воспоминанию других неложных свидетельниц воскресения Христо­ва — жен мироносиц. За свою пламенную любовь к Спаси­телю оне первыя удостоились видеть воскресшаго Христа; женам мироносицам прежде всего явился Воскресший: «Идите, скажите ученикам; идите возвестите братьям Моим» (Мр. 16, 7; Мф. 28, 19).

Кроме этих верных свидетелей воскресения Христа Спа­сителя силою Божества Своего, Св. Церковь представляет нам безчисленное множество других свидетелей в лице свя­тых Иерархов, мучеников, преподобных, праведных и всех святых, чтимых Церковию в ежедневных Богослужениях. Самое слово мученики (по гречески — мартири) значит свидетели, потому что своим твердым исповеданием, со­вершенною преданностию Господу, непоколебимым муже­ством среди лютых страданий, они засвидетельствовали свою веру в Божество Христово и Его искупительное промышление о людях. И не только в первыя времена христи­анства, но и далее на протяжении многих веков даже до наших дней, мы имеем множество свидетелей, которые своею жизнию убеждают нас в истинности и спасительно­сти нашей веры.

Казалось бы, как могло существовать неверие при та­ком обилии свидетелей! Между тем в наши дни появилось множество неверующих как из интеллигенции, так и из простого народа, сбитаго примером людей неверующих на ложный погибельный путь. Как же явилось безбожие и всякий ложныя учения? Это объясняется тем, что многие отпали от Церкви, не хотят читать и слушать Слова Божия, увлекаются духом века сего, который легко порабо­щает безпечных и невнимательных различным страстям. И вот люди заживо уловлены в сети вражии, гибнут сами и других влекут к погибели, ослабляют устои семьи, обще­ства и государства, хотят поколебать царский престол и внести в страну полный безлорядок, анархию. Главная причина всего этого — неверие.

— Господи! ими же веси судьбами обрати заблужда­ющихся на путь истины и спасения, потому что страшное наказание ожидает того, «кто попирает Сына Божияя и не почитает за святыню Кровь завета, которою освящен, и Духа благодати оскорбляет» (Евр. 10, 29).

Дорогие братие и сестры! Будьте же верными последователями Христа, имея пред собою столь многие примеры святой жизни в лице Апостолов, Пророков, Святителей, Мучеников, Преподобных и Святых. «Имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запирающий нас грех, и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника и Совершителя веры Иисуса Христа» (Евр. 12, 1—2).

Усердно подвизайтесь, братие, для своего спасения; не дремлите, чтобы последний день не застал вас спящими: «бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет сын Человеческий» (Мф. 25, 13). Аминь.

Все присутствующие за Богослужением с великим вниманием слушали слова горячо любимаго наставника, ибо в речи его чувствуется крепкая вера, глубокое убеждение, святая ревность о спасении всех, горячее попечение о луч­шем будущем для нашего дорогого отечества. И думалось нам, как было бы хорошо, если бы Святая вера Христова опять восторжествовала над неверием, как в первые века христианства, когда она была светлым, всю душу проника­ющим чувством, страстным убеждением, которому безза­ветно отдавались, за которое жизнь полагали. По свиде­тельству Апостола «не видев Господа, любили Его и веруя в Него, радовались радостью неизреченною и преславною» (Петр. 1, 3). В наши времена уже крайне редко проявляется этот дух Святаго убеждения.

Мы потеряли это христианское миросозерцание, которое преображает всего человека и под влиянием котораго жили христиане первых времен. О, где ныне эти чистые порывы души, где светлые восторги сердца, святыя минуты горячей молитвы, сердечныя чувства благодатного мира?

Если нет в нас настолько силы духа, чтобы устроить всю жизнь по учению Христову и, идя ровно и мерно, вос­ходить от силы в силу, от совершенства к совершенству, пусть по крайней мере хотя изредка, под влиянием святых впечатлений, является в нас светлое чувство, добрый по­рыв, победа над страстию. Хоть на время эти чувства вне­сут свет и отраду в нашу многосуетную душу и дадут испытать сладость иного, лучшаго существования.

Благодарение Господу Богу и ныне посылающему нам эти святыя впечатления через избранных Своих.


СЛОВО XIV
На день преславнаго Вознесения по плоти Господа нашего Иисуса Христа,
31-го мая 1907 года.

Нисшедший, Он же есть и восшедший, превыше всех небес, дабы наполнить все (небо и землю) (Еф. 4.10).

Приведенныя слова взяты мною, возлюбленные братия и сестры, из послания св. апостола Павла к жителям языческаго города Ефеса, обращенным в христианскую веру. Он говорит, что Христос Бог, нисшедший по плоти на землю для нашего спасения, по совершении Своего великаго дела, опять восшел на небо, или превыше всех небес, но восшел уже Богом во плоти, или Богом и вместе Чело­веком в двух естествах, но в едином Лице нераздельно, не­разлучно, неслиянно. Апостол показывает и причину, по­чему Господь не остался на земле, а восшел на небеса. Причина та, чтобы наполнить Собою все — небо и землю, быть Главою неба — всех ангелов, или сил небесных, начальств, властей, престолов, херувимов и серафимов и вся­каго имени, именуемого не только в этом веке, но и в бу­дущем (Ефес. 1, 21), и вместе Главою Церкви земной, ко­торую Он стяжал Своею Кровью, и которую соединил Се­бе, ставши Главою ея.

Христос вознесся иа небо, но и не оставил нас, чад Сво­их, но пребывает всегда и будет пребывать с нами до окон­чания века, — по Его слову. Он вознесся для того еще, чтобы вместо Себя ниспослать на землю, или на Церковь Свою Духа Святаго, третье лицо пресвятой Троицы, собезначальное соприсносущее, животворящее, равносильное, равнославное, всесвятое, всеблагое, всеправедное, всесиль­ное, премудрое, всемогущее, — чтобы Он принял явно торжественноравное участие в спасении искупленнаго честною Кровию Христовою рода человеческаго.

Если бы Христос остался на земле, то Дух Святой не пришел бы на землю, как Сам Христос возвестил, а это было невозможно по причине равенства Лиц пресвятыя Троицы и равнаго их действия и содействия. Как мир весь создан был ипостасным Словом Бога Отца при содействии Св. Духа, так и искупление и спасение человеческаго рода должно было совершаться при непременном содействии Духа Всесвятаго. Слава Твоему всеблагому, премудрому и всеспасительному промыслу, пресвятая Троица, Боже наш, Отче, Сыне и Душе Всесвятый.

На какия мысли и воспоминания наводит нас вознесе­ние Господне на небеса? — На возвышенныя, всерадостныя мысли и воспоминания. Прежде, чем вознестись Иисусу Христу с земли на небо, — Ему должно было снизойти на землю, нужно было зачаться, воплотиться, родиться Духом Святым от пресвятой Девы, быть Младенцем или Богомладенцем, назваться Иисусом, постепенно возрастать, достиг­нуть отроческаго и мужескаго возраста, принять крещение от Иоанна во Иордане, подвергнуться ради нашего спасения искушению от диавола, победить его, посрамить его, величавшагося своею силою и царствованием на земле, — на­добно было Богочеловеку проповедать людям слово Божие, иметь общение с ними, ради их спасения, есть и пить с Мы­тарями и грешниками, беседовать с блудницами и блудниками, чтобы сделать их целомудренными, иметь общение с мытарями и фарисеями, вразумлять и обличать их, исце­лять всякия болезни, воскрешать мертвых, — явить власть Свою Божественную над всеми стихиями, ветрами, водами; явить власть Свою над злыми духами и всем царством са­таны, власть над смертию; нужно было претерпеть всякия неправды от злых людей, пострадать и умереть на кресте, сойти во ад, разрушить его, взять его многочеловечное бо­гатство, лишить сатану всей власти, коею он похвалялся и которую думал иметь вечно, нужно было одолеть жало смерти и воскресить умерших и воскреснуть из мертвых победителем ада и смерти.

Прежде вознесения на небеса Он установил спаситель­ныя таинства: крещение, покаяние и таинство из та­инств — тайную Вечерю, или причащение пречистаго Тела и Крови Своей в знак Своей безпредельной к человекам любви, непрестаннаго общения, в очищение, освящение, обновление и обожение нашей возстановлениой от глубочайшаго падения и растления природы.

Прежде вознесения иа небеса Он основал на земле Цер­ковь Свою или Божественное общество людей, спасаемых во Христе, соединенных между собою единою верою, зако­ном Божиим, Богослужением, священноначалием и таинст­вами.

Вот на какия мысли и воспоминания наводит нас преславное вознесение Господа Нашего на небеса.

Положив начало Церкви, Он предоставил дальнейшее ея устроение апостолам при содействии Св. Духа, котораго они имели получить в великий день св. Пятидесятницы.

И насажденная на земле Церковь Божия процвела, как крин, и возрастила благодатию Св. Духа безчисленное мно­жество святых из всякаго народа и племени, из всякаго человеческаго звания и состояния, обоего пола; особенно в первые века земля стала небом по причине безчисленнаго множества просиявших в Церкви святых в ликах апостольском, святительском, мученическом, в ликах преподобных св. отцов, безсребренников, праведников и всех святых.

Церковь Христова на земле была и есть величайшее чудо; в ней совершилось и совершается дивное обновление человечества, искренно верующие люди стали небесными ангелами, украшенными всякою небесною добродетелью. Они украсили Церковь как святою жизнию своею, так и безсмертными, богомудрыми творениями, доселе услаждаю­щими наш слух и назидающими верных чад Церкви.

Слава Тебе вознесшемуся со славою Христу, Богу на­шему нас не оставившему, в нас действующему и нас спа­сающему. Аминь.


СЛОВО XV

17-го июля возвратился в Петербург протоиерей Иоанн Ильич Сергиев, после двухмесячнаго путешествия на свою родину. В последния две недели высокочтимый пастырь по­сетил гор. Ярославль, где служил литургию в домовой цер­кви г. ярославскаго губернатора, некоторое время провел у него и направился в гор. Рыбинск. Здесь с архиепископом ярославским Тихоном служил литургию в соборной церкви. Рыбинцы усердно приглашали дорогого гостя разделить с ними праздничную трапезу, но батюшка, чувствуя некото­рое недомогание, прямо из собора отбыл на свой пароход и направился в гор. Устюжну к давнему усердному почита­телю своему Я. М. Поздееву. Здесь о. Иоанном была полу­чена из Рыбинска следующая трогательная телеграмма: «Сердечно признательны за ваше молитвенное соучастие в нашем духовном торжестве, глубоко скорбя о вашей физи­ческой невозможности разделить с нами трапезу. Единодушно возглашаем за ваше драгоценное здоровье и шлем вам благодарно радушный привет, да хранит вас Создатель, высокохристианскаго российскаго молитвенника, на многая лета. Архиепископ Тихон, протоиерей Сергий Богородский, староста Козьма Эльтеков, многочисленные рыбинские по­читатели».

Из Устюжны батюшка во второй раз прибыл в Вауловский скит, где провел целую неделю, ежедневно совершая Божественную литургию и поучая сестер и богомольцев доброй, христианской жизни.

Возвратившись в Петербург, батюшка, прежде всего, проследовал в свой Иоанновский монастырь. В алтаре пред св. Престолом прославил и поблагодарил Господа за счастливое путешествие и благополучное возвращение, о чем в обители возносились ежедневныя моления во все время его путешествия. Потом поздоровался с членами причта, сестрами обители и богомольцами, прочитал дневныя стихиры и каноны, и началась торжественная литургия, в конце ко­торой батюшка произнес следующее назидательное поуче­ние.

Разъясним притчу, которую слышали сегодня из св. Евангелия: «Царство небесное подобно человеку, посеяв­шему добре семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел» (Мф. 13, 24—25). Кто разумеется под добрым семе­нем? Разумеются верующие, благочестивые люди, любящие Бога и друг друга, ревнующие о добродетельной жизни. Поле, на котором посеяно это семя, есть мир. Когда люди спали, пришел враг-диавол, насеял в умы людей плевелы, т. е. гордость, зависть, лукавство и всякие другие грехи, насеял и ушел как ни в чем не бывало. И вот, «когда взо­шла зелень, тогда явились и плевелы» (26 ст.). Грех вхо­дит в людей и обладает ими по причине неверия, лености, нерадения, пристрастия к сему веку — играм, увеселениям, удовольствиям, к дорогим одеждам, богатству и проч.; из-за них человек не радит об угождении Богу и о своем духов­ном воспитании, которое необходимо прежде всего.

Ангелы, ненавидящие грех, удивляясь господству зла в мире, говорят: «Господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? Откуда же на нем плевелы! Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? (27, 28 ст.). Господь сотворил всех людей по образу Своему и по подобию — добрыми, чистыми, праведными. А мы чем сделались? Кто виноват, что в нас столь много плевел? Как уже сказано, это проис­ходит от нашего невнимания и нерадения, которым и поль­зуется враг наш, чтобы сеять плевелы. Казалось бы, что людей порочных надо исторгнуть из среды людей благоче­стивых и истребить; однако. Господин не дозволил слугам Своим вырвать плевелы. «Он сказал: нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы, оставьте расти вместе то и другое до жатвы» (29—30 ст.). Ангелы не всеведущи; один Бог знает все; Он знает, что многие могут еще из худых сделаться хорошими, из ленивых усердными, из грешных праведными, или что от них могут произойти люди добродетельные. Вот почему Господь не истребляет тотчас, а терпит до времени людей порочных — воров, пьяниц, прелюбодеев, картежников, реводюционеров. Когда же вполне обнаружится, что от таких людей недьзя уже ожидать добрых плодов — покаяния и исправления, что они не сделаются доброю пшеницею, то­гда, по повелению Божию, оии будут срезаны косою смерти и брошены в огонь вечный: «во время жатвы Я скажу жнецам: соберите прежде плевелы, и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу Мою» (ст. 30). Если Господь видит, что люди преуспевают духовно, что они смиренны, кротки, терпеливы, воздержны, мило­стивы, чисты сердцем, правдивы, любят всею душею Бога и ближняго своего, тогда Он и в сей жизни исполняет благия их желания, венчает их Своею милостию и щедротами, и в жизни будущей готовит им вечный покой и блаженство.

Старайтесь же, дорогие братия и сестры, сделаться пол­ным пшеничным зернышком или колоском (делаю уподо­бление), чтобы всем вам получить вечную жизнь, вечную радость. Аминь.


СЛОВО XVI
На день славнаго Воздвижения честнаго и животворящаго Креста Господня в Иерусалиме,
обретеннаго в глубине земли равноапостольною царицею Еленой,
спустя почти триста лет по распятии на нем Спасителя мира.

Близ двух тысяч лет тому назад, на земле совершено было людьми по злобе и зависти страшное злодеяние, от котораго солнце померкло, земля потряслась, скалы трес­нули, гробы мертвецов раскрылись и мертвые ожили, вы­шли и вошли в город, явившись многим в Иерусалиме. Это злодеяние — убиение иудеями Спасителя мира, Господа Иисуса Христа Сына Божия, восхотевшаго добровольно принять на Себя от правосудия Божия казнь за грехи мира. Это убиение било совершенно посредством крестной казни. Она была самая позорная казнь, мучительная, придуман­ная людьми тогдашняго безбожнаго мира для рабов, кото­рые ценились ниже всякаго животнаго безсловеснаго.

И так крест был орудием казни Богочеловека. И этот крест, бывший прежде проклятым, сделался по распятии и смерти на нем Богочеловека — для христиан древом благословенным, потому что через него уничтожено проклятие Божие, бывшее на нас, и дано благословение всем веру­ющим; чрез него — побеждена смерть всеродная и дано воскресение и паки бытие (вторичное бытие) роду челове­ческому.

Это древо креста было сокрыто иудеями глубоко в земле и для большаго поругания его — над местом его сокрытия было построено языческое капище, — так что ме­сто погребения животворящаго креста пришло в забвение.

Когда христианская вера восторжествовала над языче­ством и иудейством и на престоле цезарей явился равно­апостольный мудрый Император Константин с матерью Еленою — этой царице пришла мысль — найти настоящий крест, на котором пролил Свою искупительную кровь и умер Господь Иисус Христос. После долгих поисков один престарелый еврей, знавший по преданию место сокрытия креста, открыл царице место его нахождения, — и он най­ден был и торжественно изнесен из земли и узнан был как крест Христов по чуду, от него бывшему — по воскресе­нию мертваго, на котораго был возложен. Затем, по жела­нию царицы показан народу, т. е. был воздвигнут на все четыре стороны руками патриарха иерусалимскаго Макария. Народ в радости и покаянии плакал и многократно по­вторял: Господи помилуй! Вот почему мы празднуем Воздвижение Креста Господня и много раз при этом повто­ряем: Господи помилуй!

Так как Господь претерпел крест за грехи всех и каждаго из нас, мы должны все усердно каяться в них, плакать и говорить: Господи помилуй, потому что все без числа со­грешаем.

Но почему мы спасены от греха, проклятия и смерти именно крестом, а не иначе как-нибудь?

Почему нужна была казнь на кресте по плоти Самого Сына Божия? Об этом размыслим. Причина, почему требо­вались праведными судьбами Божиими крестная казнь Сына Божия по плоти, изъясняется в одной из церковных песней на этот праздник. Эта песнь читается так: приидите вси языцы (народы), благословенному древу поклонимся, имже бысть (совершилась, удовлетворена) вечная правда: праотца бо Адама прельстивый древом (чрез вкушение запрещеннаго плода) диавол крестом прельщается (убив по неведению не человека простого, а Богочеловека всеправеднаго, неповиннаго греху и смерти), и падает низверженный падением странным (жалким), мучительно державший в своих когтях созданнаго по образу Божию человека; кровию Божиею яд змия отмывается и клятва праведного осуждения человеческого разрушена, когда всеправедный Иисус был осужден на смерть крестную неправедным су­дом иудеев; ибо надобно было исцелить чрез страдания Иисуса на древе креста язву преступления чрез вкушение Адама от запрещенного в раю древа, и чрез неповинныя страдания на кресте безстрастнаго Богочеловека разру­шить страсти осужденнаго (Адама и всего человечества). Слава, Христе, мудрому Твоему о нас смотрению (промышлению), коим Ты спас нас, как единый Человеколюбец. (Стихира празд. на Господи воззвах).

Эта песнь церковная, составленная вдохновенным песнописцем, проникнута искренним и глубоким смыслом. Постараемся, с Божиею помощью, несколько выяснить его.

Преслушание первозданной четою самой легкой испытательной заповеди Творца и Благодетеля — исполнить которую, при том, даны все средства, и легкомысленное послушание лукавому противнику Божию — словесному змию, и вступление в союз с ним — отринуло человека и человечество от Бога на безконечное разстояние и подвергло его игу греха, праведнаго проклятия и смерти вечной. Человек подвергся неоплатному долгу пред Творцем, по­прав все Его благодеяния, явился неблагодарным, гордым, злым, усвоив себе дух новаго своего владыки — диавола.

Человечество оказалось в ужасном плену всем своим тройственным существом души — разумом, сердцем и всей своей волею; им овладела всецело темная адская власть: ибо какое общение света со тьмою, правды с беззаконием (2 Кор. 6, 15), гордости и непослушания с смиренным по­слушанием? — Падшее человечество надлежало искупить, по человеколюбию Божию, от ужаснаго плена, от греха, проклятия и смерти.

Но кто мог искупить человеческий безчислснный род, как песок морской, кроме Самого Бога? Никакая тварь нс могла искупить, никакой ходатай, никакой ангел, ибо каж­дая разумная тварь, хотя и праведная, как ангел, праведна не сама собою, а благодатию Божией, и творит то что дол­жна творить. Только один праведный, совершенный Бого­человек Христос, Сын Божий, мог искупить людей Своей безконечной правдой, но для этого нужно было Ему сде­латься Человеком, соединив его неразлучно и несметно с Божеством, в одном Лице, — нужно было исполнить всю правду по человечеству и за человечество; просветить его, научить его покаянию и исполнению воли Божией; дать им благодать на благодать, пострадать за людей, добровольно приняв казнь за них, умереть, и Своею смертию неповин­ною лишить силы имеющаго державу смерти — диавола, победить смерть, которую люди навлекли на себя дерзким непослушанием, и воскреснуть человечеством Своим из мертвых, и подать всем величайший дар воскресения!

Вот безмерная милость Божия к падшему человечес­кому роду! Вот правда Божия, удовлетворенная соответ­ственною ценою!

Как же довел диавол до таких ужасных страданий крестных и смерти Искупителя нашего Иисуса Христа, когда эти страдания и смерть должны были окончательно победить его самого, врага Божия, разрушить ад и его страшное узилище и стереть самую главу змия? Диавол от злобы и гордости обезумел и сам себе приготовил всемогущаго Победителя смерти и ада, и должен был отпустить всех плененных, коих надеялся вечно держать в своей мучительской власти. Таким образом древом креста разрушен грех, вошедший в мир чрез древо преслушания и заплачен долг человечества правде Божией чрез неповинныя страда­ния и Смерть Сына Божия. Людям дано величайшее благо — покаяние и благодать, располагающая человека верующаго к покаянию и даны все средства сделаться но­вою тварью о Господе, стать праведником, достигнув ликостояния на небе вместе с ангелами.

Пользуйтесь же, грешники, милостию Божией, крест­ными заслугами Сына Божия и немедленно спасайтесь чрез покаяние и дела милосердия. Се жених грядет в полунощи, и блажен раб, его же обрящет бдяща. Бдите и молитесь, да не внидете в напасть. Аминь.


СЛОВО XVII

Во вторник, 29 октября, живущие и служащие в Иоанновском женском монастыре имели счастие утешаться служением дорогого основателя и покровителя монастыря, протоиерея Иоанна Ильича Сергиева. Три с половиною месяца батюшка вследствие болезни не служил в своей обители. Не только живущие здесь, но и посторонние богомольны, в прежние годы привыкшие к более частим его служениям, с нетерпением ожидали того дня, когда опять увидят дорогого и добраго пастыря, услышат от него слово назидания, спо­добятся причастия св. Тайн. И вот желание исполнилось. К началу литургии, кроме монахинь, собралось много богомольцев, хотя только вечером накануне стало известно о предполагаемом служении. Когда после продолжительной пасмурной и холодной погоды появляется ясное солнышко, то все живое становится бодрым, жизнерадостным; свет солнечный и теплота имеют весьма благотворное влияние на жизнь всего мира. Нечто подобное можно было наблю­дать и среди почитателей дорогого батюшки, на себе самих испытавших благотворное значение его молитвы. Настроение у всех праздничное. Ощущая в себе неземную ра­дость, все смотрят на сияющее добродетелью и небесным миром лицо старца-подвижника, возносят вместе с ним усердныя молитвы, а в конце литургии с великим внимани­ем слушают его назидательное поучение, приблизительно следующаго содержания.

«Начну сегодня мою проповедь теми словами, которыми начал Свою Божественную проповедь Господь Иисус Хри­стос, выступив после крещения на служение роду челове­ческому. «Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное» (Лк. 4, 17). Уясним себе сущность истиннаго покаяния, к которому призывает людей Господь Бог. Покаяние есть та­кое состояние, когда человек вполне пришел в сознание своей греховности, когда он скорбит душею, ясно представ­ляя себе ту бездну, которая готова поглотить не раскаянных грешников. Покаяние необходимо для каждаго чело­века, потому что «все мы много согрешаем» (Иак. 3,2); грехи наши многочисленны, как песок земной, как звезды на небе; они пустили разветвления во все стороны существа человеческаго. Поэтому человек грешный удаляется от Бога на безмерное разстояние, во тьме ходит, делается рабом диавола, наследником вечной муки; он — мертвец духов­ный. И, напротив, кто обращается к покаянию, тот начи­нает воскресать и приближаться к Богу.

Далее, так как мы грешим добровольно, то и каяться должны добровольно, не ожидая к этому какого-либо при­нуждения. Искренно, с сокрушенным и смиренным серд­цем, перед лицом Бога всеведущаго, без пощады своему ветхому человеку, разобрать свою жизнь и свои многочис­ленные грехи, безпристрастио осудить себя в них, искренно желать исправления от грехов и страстей, ежедневно опу­тывающих нашу душу — вот истинное покаяние! Разуме­ется, покаянное чувство является не вдруг по причине мно­гочисленности наших грехов. Кроме того, принадлежность истиннаго, душеспасительнаго покаяния есть перемена гре­ховных стремлений на добрыя христианския чувства и стремления: наши души стали безплодными, или стали приносить дурные, горькие плоды тьмы и греха, надо их сделать благоплодными, приносящими плоды добродетели. «Сотворите плоды достойные покаяния» (Лк. 3, 8).

Покаяние есть великий дар благости Божией человеку-грешнику, ибо чрез него человек, безмерно удалившийся от Бога, вновь вступает в блаженный союз с Ним. Человек, конечно, не мог бы так приблизиться к Богу, если бы Сам Бог не приблизился к нам. Но вот Сам Единородный Сын Божий пришел к нам, принял на себя естество человечес­кое, чтобы уврачевать подобное подобным, уподобился нам во всем, кроме греха, чтобы удобнее учить людей, беседо­вать, благотворить, чудодействовать, пострадать за грехи людей и открыть вход в царство небесное. Представляя се­бе, как Бог приблизился к нам, и мы должны приближать­ся к Нему, воспрянуть от сна греховнаго и от тьмы — к свету, должны обновиться и бодро, твердо, усердно испол­нять заповеди Божии. Только таким способом можно при­близиться к Богу и быть в союзе с Ним. Иначе «какое об­щение праведности с беззаконием, что общаго у света со тьмою, какое согласие между Христом и велиаром?» (2 Кор. 6, 14).

Итак, дорогие братия и сестры, пользуйтесь покаянием все, молитесь, чтобы Господь просветил сердечныя очи ваши и помог видеть бездну разстояния грешнаго человека от Бога. Впрочем, я не нахожу, чтобы все вы были далеки от Бога, как далеки неверующие. Вы соединяетесь с Богом через веру, усердную молитву, поучение в слове Божием, причастие св. Тайн; поэтому вы уже не далеки от Бо­га, — да вселится Он в вас Своею благодатию, да живет в вас, да наставляет, да утешает вас среди скорбен и бедст­вий земной жизни!

Посмотрите еще, как приблизился к нам Господь Бог! Безчисленные лики ангелов удивляются тому, как прибли­зился к нам Господь чрез таинство Причащения. Вот мы — священнослужители, по данной нам благодати совершили это таинство, сами причастились и вам готовимся преподать Св. Тайны Христовы. Подумайте, какая благость, какая близость Божия: «приимите, ядите, сие есть Тело Мое... Пийте от нея вси, сия есть Кровь Моя новаго завета...» — говорит Господь. И человек верующий чувствует, что он причащается истиннаго Тела и Крови Христовой, ибо Св. Тайны в самом существе своем истинны, животворны, про­светительны, обновительны для души и тела причащаю­щихся с верою и усердием, деятельным покаянием.

Господь хочет приблизить нас к Себе и другими безчисленными дарами Своей благости. Например, Он подает безконечное разнообразие и изобилие плодов земных, с безчисленными разнообразными вкусами. И в этих дарах Он показывает Свое крайнее снисхождение, любит, ласкает нас, как самый добрый отец, желая всех привлечь к Себе. Неверующие не хотят видеть во всем этом премудрых дей­ствий Божсственнаго промысла. В своем ослеплении они доходят до безумия, отрицают самое бытие Божие и утвер­ждают, что все происходит чрез слепую эволюцию (учение о том, что все рождающееся происходит само собою, без участия Творческой силы). Но у кого есть разум, тот не по­верит таким безумным бредням. Верующий на все смотрит сквозь веру, которая основывается на Божественном откро­вении. Здесь он найдет ясный ответ на все волнующие его вопросы; здесь он может получить самыя верныя наставле­ния о том, как надо жить для угождения Богу и спасения души. Из этого чуднаго источника — слова Божия, будем и мы почерпать для себя наставления к доброй христианской жизни и деятельности, будем узнавать волю Божию благую и совершенную и приближаться к Богу чрез покаяние и дела добродетели, будем стремиться к соединению с Ним на веки в царстве небесном. «Покайтесь, ибо приблизилось царство небесное!» Аминь.


СЛОВО XVIII
На день преславнаго Введения во храм пресвятыя Богородицы.
21-го ноября 1907 г.

Марию Богоотроковицу верно да восхвалим: днесь бо вводится во святая святых воспитатися Господу (Светилен праздника).

Святая церковь празднует ныне преславное введение во храм пресвятыя Девы Марии. Это событие провидено и предопределено Богом прежде всех веков, — и прежде со­творения ангельских миров, прежде бытия неба и зем­ли, — как предвидено и попущено было Богом падение трети ангельскаго мира и падение человеческаго рода: ибо ведомы Богу от века, по апостолу, все дела Его. По безконечной благости Божией призваны были словом от небытия к бытию светлые, одаренные дивною, богоподобною красо­тою и безсмертием личные безчисленные умы ангельские разных чинов и порядков, и один из них, первенствовав­ший над всеми Денница, отличался из всех особенно вели­ким умом, светлостию (почему и назван Денницею), силою и красотою; он был в особенной близости к Богу, и этот Денница, возмечтавший о себе, о своих совершенствах, вместо того, чтобы благодарить Бога, от Котораго все полу­чил, — возгордился, захотел быть равным Богу и основать свое отступническое царство, увлекши за собою треть ангельскаго мира.

Гордость ослепила его: он остался непреклонным и Нераскаянным в своем намерении, как и увлеченные им, и благость Божия оставила его и всех отпадших, и они превратились всецело в злобу, гордыню и вечную тьму — восприняли в себя снедающий и мучительный огонь, вечный мятеж — и объявили войну — кому? Самому Богу и про­чим верным и благим ангелам, — а когда создан был чело­век и подвержен был испытанию в верности и повиновении Богу, — бывший Денница, явись в виде змея Еве, первой жене, прельстил ее и мужа, и их сделал мятежными против Творца и Благодетеля. В лице прародителей совершилось падение всего чедовеческаго рода.

Бог верен Себе и пребывает вечно и неизменен в Своей святости, правде и благости, а тварь из верной, богоподоб­ной, блаженной, превратилась своевольно в неверную, лу­кавую, злую и отпала от Него, подвергшись праведному гневу Божию, проклятию и смерти.

Человек был жалким образом окраден змием, лишен богоподобия, оставшись с некоторыми останками образа Бо­жия, обезображеннаго, жалкаго, и стал рабом диавола и подвергся всякому растлению греховному, особенно идоло­поклонству. Но и в падшем человеческом роде, в будущих родах таились великия сокровища, именно в некоторых бу­дущих потомках его: в Енохе, Симе, Аврааме, Исааке, Иакове, Ное, Моисее, Илии, Елисее, Давиде и между всеми и, по преимуществу, в Деве Марии, коих Бог предвидел от вечности и коих избрал для исполнения Своих Божествен­ных намерений — для спасения рода человеческаго.

Что же творит благость Божия для спасения погибающаго человечества? Для спасения — одно из Лиц Святыя Троицы Само восхотело сделаться Человеком, исполнить все послушание Адама и Евы и всего человечества, испол­нить всю правду Божию, принять на Себя грехи человечес­кие, проклятие и смерть за них, чтобы смертию Своею Богочеловеческою сокрушить смерть, одолеть ея жало, вос­креснуть из мертвых и дать всем воскресение и вечную жизнь. Дивны дела смотрения Твоего, Господи, Спаситель наш!

И так, в вечном совете Божием определено было Само­му Сыну Божию сделаться человеком, не переставая быть Богом, и совершить волю Отца Своего о спасении челове­ческаго рода. — Но кто мог послужить орудием воплоще­ния? Все люди были грешны и Всеправедный не мог ро­диться от грешных. Какое общение света со тьмою — правды с беззаконием? (2 Кор. в, 14).

Воплощение совершается сверхъестественно, ибо где хо­чет Бог, там побеждается и чин природы. По воле Бога Отца для воплощения Сына Божия избирается чистая Дева, предочищениая Духом Святым, воспитывается с младенче­ства во Святая Святых храма и, по достижении совершен­нолетия, — к ней посылается безплотный благовестник св. Архангел — возвестить Ей о зачатии в Ея девственной утробе наитием Св. Духа Бога — Сына Божия, по челове­ческому естеству. Св. Дева верно и послушно приняла благовестие — и в ней зачался Сын Божий и, по исполнении времени чревоношения, родился от Нея Богомладенцем, подвергшись обычному закону возрастания человеческаго.

Вот чудо чудес Божиих, из всех величайшее, непости­жимое, спасительное, но и вместе страшное таинство во­площения Бога Слова, Словом Своим доселе созидающаго человеческий род.

Вот для чего избрана была из всех родов чистая Дева, введена торжественно во храм трехлетней отроковицей и в нем воспитывалась Духом Святым в Матерь и жилище Бога Слова.

Радуйся верный христианский род такому снисхожде­нию Божию к падшему человеческому роду. Празднуйте все чистым сердцем Введение во храм Божией Матери и устами и сердцем хвалите и превозносите Матерь Божию, Заступницу верных христиан и Ходатаицу нашу пред Сы­ном Ея и Богом.

Будьте верны церкви Божией и воспитывайтесь духовно в храме Божием для царствования небеснаго. Вознена­видьте грех, бывший и бывающий причиною временной и вечной погибели и творите правду и святыню в страхе Божием. (2 Кор. 7, 1). Аминь.


СЛОВО XIX
На день преславнаго Рождества по плоти Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.
25 декабря 1907 г.

Пойте Господу родшемуся от Девы, воспойте песнь воинства небесная земнородные, восплещите руками: ибо Бог в человецех. (Стихира малой вечерни).

Да не покажется странным, если в нынешнее безбожное время я предложу сегодня всем такой вопрос: кто из хри­стиан, интеллигентов называемых, живо интересуется, с духовной точки зрения, нынешним великим праздником Рождества Христова? А ведь событие, которое совершилось близ 2000 лет тому назад, было единственное по своему ве­личию и спасительности для рода человеческаго, единствен­ное, говорю, в судьбах Божиих и в истории человечества: только однажды Бог вочеловечился, однажды приходил на землю для нашего спасения и второй раз придет уже судить живых и мертвых.

Задаю я всем такой вопрос потому, что ныне многие, многие перестали интересоваться этим событием (а интере­суются только ради праздности), мы, служители веры, искренно верующие и пользующиеся спасительными пло­дами веры Христовой, и должны воскрешать и пробуждать высокий интерес веры в это событие и в Виновника его, Господа нашего Иисуса Христа. Неверие людское не уп­разднит и не поколеблет еще ревностнее к ней и к защите ея от неверующих. Оно пробуждает в нас безмерное удив­ление к неверным и безконечную жалость о их легкомыс­лии, тупоумии, безхарактерности и развращении. Человек-христианин, получивший с рождением в сердце своем семя веры в Бога, и воспитанный в вере, никогда не отпадет от веры, сладость которой он испытал на себе тысячекратно.

И так повторяю вопрос: кто из христиан искренно инте­ресуется нынешним праздником Рождества Христова? Зем­ля сегодня удостоилась принять на себя Бога воплотившагося; пречистая Дева родила по плоти предвечнаго Творца неба и земли, содержащаго всесильною рукою всю тварь — видимую и невидимую, родила Иисуса Христа, Спасителя человеческаго рода, Агнца Божия, принявшаго на себя гре­хи мира.

Но чем знаменуется на земле рождение безмерно великаго, несозданнаго Существа? Безмерным смирением и без­мерною нищетою, в обличение человеческой гордости. Гордостию пал Денница, гордостию пали Адам и Ева, возмеч­тавшие быть богами и дерзновенно преслушавшие заповедь Божию.

Иисус Христос, как всемогущий Врач падшаго гордыней человеческаго рода, чрез самыя обстоятельства своего рож­дения в убогих яслях, от чистой, но бедной Девы, царскаго рода, хочет исцелить нас от недуга гордости и преподать урок смирения. Да и всею Своею жизнию Он поучил нас смирению и самоотвержению. Он пеленается не златотканными или легкими одеждами, а рубищем, которое могла приготовить бедная Дева, Он водворяется в яслях, а не в великолепных чертогах, свойственных царям земным. О, вольное убожество, о добровольная нищета Того, Кто обла­дает всеми сокровищами земли, всеми светилами неба, Кому с трепетом предстоят на небе ангельские соборы! Вот чем и как врачует Врач человечества нашу злейшую бо­лезнь — гордость, начало всякаго греха.

Цари земные, окруженные блеском вашего сана, приидите мысленно в Вифлеем, наклоните свои венценосныя главы к этим яслям, в коих возлежит истинный и вечный Царь царей, — и сложите ваши венцы к подножию их, смиритесь и признайте, что вы сложены из праха и в прах обратитесь, — и исповедуйте пред Ним, смиренным Мла­денцем, что от Него дана вам держава и власть над народа­ми, что вы Его помощники и Им держатся ваши престолы; что без веры в Него и правители ваши расщепинившиеся рожны, на которых нельзя опереться вам.

Ученые мира сего, разглагольствующие с кафедр в вы­соких учреждениях государства и всяких других; вы, уча­щие и учащиеся, особенно в высших учебных заведениях, но для Бога самых последних и отверженных по духу мя­тежа и непокорности властям, посылаю я и вас к яслям Вифлеемским, отбросьте вашу гордость пред Вашим Тво­рцом и Спасителем и единственным истинным учителем и смиритесь перед Тем, Кто принес на землю мир от Отца Небеснаго и благоволение человекам, кто повинен земному кесарю. Не забудьте, что Он говорит о мятежных гордецах, что Он есть Камень, на Который кто упадет, того раздавит (Мф. 21, 44).

Кто вас научил непокорности и мятежам безсмысленным, коих не было прежде в России и в других государ­ствах?

Возвратитесь к смиренной вере, к Евангелию мира, к Церкви, от коих вы безумно отпали, как некогда сатана с падшими ангелами от Бога.

Горе мятежникам и непокорным, как Корею, Дафану и Авирону.

К вам обращаю мою священническую речь, хотите слу­шайте, хотите не слушайте, — но я говорю вам, как ис­кренно верующий собрат. Перестаньте безумствовать. До­вольно! Довольно пить горькую, полную яда, чашу — и вам и России. С праздником! Аминь.


СЛОВО
произнесенное 6 декабря 1907 г.
в Кронштадтском Андреевском соборе

Повествуется в одном древнем житийном сказании, что к некоему благочестивому старцу-подвижнику приходили со всех сторон слушатели и почитатели, прося молитв, совета, благословения. Многие и о многом спрашивали его, и всем и каждому он отвечал в меру Духа, ему данного. Только один юноша, всегда посещая старца, сидел у ног его молча и ни о чем его не спрашивал. Однажды старец, заметив это, наконец обратился к юноше с вопросом: почему он молчит и ни о чем его не спрашивает? Юноша ответил: «Отец мой! Для меня довольно только слушать и смотреть на тебя!»

Старец Кронштадтский — вы знаете, о ком я говорю — разве не напоминает нам и не повторяет ли на наших глазах в течение десятков лет этого древняго старца? Неистребимо живет в душе человека потребность гайти и облобызать святыню, поклониться ей, побыть в ея освящающем и поднимающем дух общении. У русскаго православнаго народа потребность эта является особенно повышенною, она заполняет и потрясает всю душу народную, господствуя над всеми другими ея интересами и запросами. И вот сюда, к чудному старцу, столько лет обращает свои взоры святая и свободолюбивая Русь. Одни к нему являлись лично, с ним молились и молятся, получают совет и благословение, получали нередко и дар чудодейственной помощи. Как их ни много, они, сравнительно со всею Русью, едва приметная часть народа. Все прочие, как юноша перед древним старцем, только созерцали это дивное видение нашего времени и радовались Божией благодати, в нем почивающей, и возгревали веру и упование, и насыщались его обильною духовною трапезою слова, молитвы, непрестаннаго поучения, — поучения его жизни, подвига, любви, щедродательности, горящей веры и горящаго слова, исходящаго из уст его. От страны глуюокой полунощи, где в борьбе с суровой природою, спасаясь от врагов, нашел себе русский человек пристанище свободы и училише крепости дуза и характера, возсиял наш светильник. Там некогда возросли великие духом преподобные Трифон и Еодорит, Зосима и Савватий, Герман и Кирилл и многие другие. Их духом напоенный, стоит здесь более полувека великий в простоте веры и смирении пастырь-молитвенник, — на грани русскаго царства, у полунощной столицы, на конце земли русской , у самаго моря, светя, как маяк, разбиваемым житейским кораблям среди мирских бурь и тревог житейских.

Здесь, в этом святом храме, полвека трепетал самый воздух его от гласа молитв и воздыханий всероссийскаго пастыря и молитвенника; здесь пролились его первыя слезы священнической молитвы; здесь возносились к Богу его пастырския скорби и радости; здесь около него было столько духовных восторгов веры, упований, столько событий и случаев возрождения, покаяния, спасения, отрад и утешения, столько чудес божественной благодати, — что по истине должно сказать словами Господа к Моисею у купины неопалимой: «иззуй сапоги с ног твоих, место, на котором ты стоишь, свято»... Столько лет неизменно и непрестанно днем, глубокою ночью и утру глубоку, еще сущей тьме, он стоял здесь и учил, и молился, — и дал ему Бог радость видеть, как город, известный в преднее время только блудом и пороком, обратился во всероссийское чтимое место, в место паломничества, как действие его служения сказывалось все шире и шире.

Долго и постепенно разгорался его светильник, пока не засиял на всю Россию и далеко за ея пределами правилом веры, образом кротости и воздержания, учителем, пока не стяжал наш пастырь всероссийский смирением высокая и нищетою — богатая. Вздымались гордо волны неверия в 60-х годах, были жестокия бури в церкви: поднимались ереси; возрос и пал Толстой... Отец Иоанн безтрепетно и непрестанно увещевал, наставлял, бичевал, обличал порок и гордыню неверия и ереси; он стоял нерушимым столпом православной церковности, на себе самом, в живом примере показывая и доказывая силу, живность и действенность святой церкви, которая способна возрастить в своих недрах такого благодатного пастыря. Он зажег священный огонь в тысячах душ; он спас от отчаяния тысячи опустошенных сердец; он возвратил Богу и в ограду церкви тысячу гибнущих чад; он увлек на служение пастырское столько выдающихся людей, которые именно в личности о. Иоанна успели увидеть, оценить и полюбить до самозабвения красоту священства... Теперь они, нередко уже стоящие на высоких ступенях иерархии, приезжают к старцу Божию и пред ним смиренным склоняются до праха зем­ного. Вчера и сегодня мы были тому свидетелями (Оба священнослужившие архипастыри — духовныя дети о. Иоанна и им призваны к священству; накануне приезжал навестить о. Иоанна и выразить ему свою любовь и почитание митрополит Московский Влади­мир.).

И вот в последние годы, когда назревала и прорвалась гноем и смрадом наша пьяная, гнилая и безбожная, безна­родная, самоубийственная революция, мы увидели страш­ное зрелище. Ничего не пощадили ожесточенные разбой­ники, не пощадили ни веры, ни святынь народных. И ста­рец великий, светило нашей церкви, «отец — отцов слав­ная красота», честь нашего пастырства, человек, которым гордились бы каждая страна и каждый народ, — этот ста­рец на глазах у всех возносится на крест страданий, преда­ется поруганию и поношениям; его честь, его слову, его влияние расклевывают черные вороны. Поползла гнусная сплетня; газетные гады, разбойники печати, словесные гиены и шакалы, могильщики чужой чести, вылезли из гряз­ных нор. Еврействующая печать обрушилась грязью на о. Иоанна. Нужно им разрушить народную веру; нужно опу­стошить совесть народа; нужно толкать народ на путь пре­ступления; нужно отомстить человеку, который так долго и успешно укреплял веру, воспитывал любовь к Царю и ро­дине, бичевал всех предателей, наших Иуд и разрушителей родины, начиная от Толстого и кончая исчадиями револю­ции... Его перваго стала травить и безславить разнузданная печать. Помню я, два года назад, возвращаясь из Сибири к северной столице, по всей линии железной дороги эти лист­ки, рисунки, стихи — издевательства над Иоанном Кронштадтским... Потом на краткое время травля ослабела, но теперь вся эта грязь опять соединяется в один общий поток. Черные вороны тучами собираются над Россией, и первое, что они силятся расклевать хищными клювами — это свя­тыни и святых, подорвать авторитет уважаемых лиц, по­дорвать благоговение религиозное, на котором построен всякий долг, всякий порядок, всякая жизнь, истинно до­стойная и истинно человеческая. Нам нет дела до того, что собственно хотел выразить автор бездарной сценической стряпни, расчитанной на обирание простодушных лю­дей, — обирание, которое он бичует, однако, не в себе и себе подобных, как бы следовало, а в других. Может быть, он, как уверяет, и в самом деле хотел изобразить в оттал­кивающем виде изуверное сектантство и религиозное шар­латанство, хотя бы прикрывающее себя именем о. Иоанна: ведь зло может прикрываться не только именем чтимаго пастыря, но даже именем Иеговы (иеговисты) или Иисуса (иезуиты); ведь и в других областях мысли и жизни во­обще, сатана нередко преобразуется в образ ангела, и разве мы не видели, как разбойники, насильники и предателя народные, служащие за еврейския деньги разрушению Рос­сии, выступают под знаменем братства, равенства и осо­бенно «народной свободы» или блага общества (социа­лизм)? Итак, мы не говорим здесь о пиесе и ея содержании, мы говорим о том, что сделали из нея на сцене гнусные служители сцены, лакеи, продажные и пресмыкающиеся прислужники низменных инстинктов толпы и диавольской революции. На сцене вместо бичевания сектантскаго, звер­ства или обмана, к ужасу православных, изображается быт и обстановка наших православных обителей и храмов, и недвусмысленно выводится в шутовском виде наш доблест­ный пастырь, всенародно чтимый, о котором народная вера давно сказала свой приговор, что житие его славно и успе­ние будет со святыми. И это в то время, когда он, на склоне дней, обезсиленный мучительным недугом, осла­бевший телесными силами, едва двигаясь, совершает среди верующих попрежнему свои, может быть, последние на земле подвиги молитв и благочестия, когда он не в силах защитить себя, когда мы трепещем за каждый день и час его жизни, когда еле теплится и вот-вот погаснет эта свя­тая лампада, догорит эта чистая Божья свеча. Неужели ему нет защиты? Неужели мы оставим его одиноким посреди нашего многолюдства? Неужели он отдан на растерзание духовных псов, на пытки и издевательства этих разбойни­ков?

«Но зачем ты говоришь об этом нам?» — может быть, спросите вы в тоске и горести и в недоумении. «Зачем»? Но тогда спросите, зачем плачет любящий сын около растерзаннаго отца или матери! Зачем в большом горе, оставив плач и, повидимому успокоившись, мы, увидя близких, любимых, нам сочувствующих, молчаливые среди чужих, здесь, среди своих, не можем сдержать горести и слез и воплей? Так и ныне, в этом храме при виде этого множе­ства молящихся, детей и почитателей о. Иоанна, дайте нам излить свое горе, выплакать свои слезы!

А затем, в этот день церковно-гражданскаго праздника, хочется через вас, через все это великое множество народа, из этого храма на всю Россию сказать: о, храните святыню и святых! Берегите ваши духовныя сокровища! Защищайте, отстаивайте их от тех свиней, что топчут их ногами! Или ие знаете, что уста праведных каплют премудрость, язык же нечестивых погибнет? Или не верите, что идеже внидет досаждение, тамо и безчестие — и это мы видели на всех этих усилиях свободы и «освободительнаго движения», полнаго одной злобы и досаждения? Или забываете, что в бла­гословении правых возвысится град, а устами нечестивых раскопается? Или перестало быть непреложною истиною, что праведниками держатся царства человеческия, что семя свято — стояния их, что правда возвышает народ, а ума­ляют племена греси?

Или думаете, что вы избиваете пророков, подобно ботоубийственным евреям, то не оставится дом ваш пуст? Или каждый год у вас будет новый Иоанн Кронштадтский, что вы не дорожите им?

Не унизите вы Бога и святыни, не заплюете не­ба, — плевки возвратятся на головы плевавших; но сами вы, сами вы — какой ответ дадите? Что скажут о нас по­томки? Как справедливо они судят нас за то, что мы не умели и не хотели уберечь святого, не защитили, не огра­дили его оградою и стеною любви, — и это в то время, когда живы и среди нас тысячи им исцеленных чудесно, тысячи им возрожденных? Тогда, как ответим мы Богу, и не свершится ли над нами Его правый и страшный приго­вор, что если мы Моисея и пророков не слушаем, то если кто из мертвых воскреснет, не поверим? Тогда не дошли ли мы до хулы на Духа, за которую одну, по суду даже самой воплощенной любви, объявившей прощение всякой хуле и всякому греху, нет прощения ни в сей жизни, ни в буду­щей?

Тогда и на земле не устоять нашему царству, и не жить нашему народу. Любовью к нашему старцу, молитвою за него, проявлением всенароднаго и общественнаго негодова­ния к исчадиям черных воронов и всякой театральной не­чисти, мы должны ополчиться в защиту наших попираемых святынь.

А вам, гнусные хулители, готово пророческое слово того самаго праведника, котораго вы теперь обливаете грязью. Как бы в предзрении скорби, всего три года назад, о. Иоанн писал в своем дневнике: «Благодарю Тебя, Господи, Боже мой, что Ты призвал меня в общение Божественной Трапезы Твоей, сделал меня сотрапезником и собеседником Твоим, чтобы возлежать как бы на персях Твоях, или точ­нее, иметь Тебя внутрь персях и в сердце моем. Какой Ты сподобил меня чести, какого достоинства, какой любви, ка­кого общения! Что я Тебе за это принесу и что воздам, великодаровитый, безсмертный Царь?! Но какое прискорбие, что служители Твои и сотрапезники Твоей Божественной Трапезы ныне в пренебрежении и поношении у людей века сего; как они поносят священников Твоих и Церковь Твою, и святое слово Твое, которое изрек Дух Снятый! И доколе Ты терпишь их, доколе не уничижишь их, уничиживших Тебя, Бога нашего, и не изгладишь имени их из числа жи­вых! Да погабнет память их с шумом. Буди»! (Протоиерей Иоанн Сергиев «Из дневника за 1904 г.».) .Аминь.

Протоиерей Иоанн Восторгов.


Архипастыри у болящаго о. Иоанна Кронштадтскаго.

5-го декабря, с поездом, в 10 ч. утра, по Балтийской железной дороге выехали в Кронштадт, с целью посетить болящаго высокочтимаго и горячо любимаго всею правос­лавною Русью Кронштадтскаго пастыря о. Иоанна Ильича Сергиева — высокопреосвященный Владимир, митрополит Московский, преосвященные Серафим Орловский и Гермоген Саратовский, в сопровождении пастырей и мирян из почитателей о. Иоанна, в том числе были о. протоиерей И. И. Восторгов, В. М. Скворцов и др.

Поездку предполагалось совершить, как совершенно частное паломничество к угасающему физически великому церковному светильнику и народолюбимцу пастырю. Но распространившаяся по Кронштадту весть, что прибудут в город высокие гости-иерархи, подняла на ноги и местное духовенство и представителей власти и общество.

На вокзале встретил архипастырей жандармский офи­цер и приветствовал святителей от имени главнаго началь­ника порта, при этом доложил, что в соборе Андреевском ожидает высокопреосвяшеннаго торжественная встреча.

При звоне колоколов, архипастыри вошли в собор, ко­торый был освещен полным освещением и наполнен мно­жеством народа и представителями общества, здесь же были при орденах и в форме генерал-губернатор генерал Иванов, начальник порта и губернатор Кронштадта адми­рал Никонов. Духовенство соборное встретило владыку в полном облачении, при чем ключарь собора, протоиерей Попов, обратился к высокопреосвященному митрополиту с прекрасною речью, в которой ярко выразил и сильно под­черкнул такую мысль: промчавшийся по Руси циклон освободительной смуты особенно свирепо пронесся над Кронштадтом и нагнал сюда не мало черных воронов, падких на всякую мерзость, не щадящих никого и ничего, что идет на пользу революции и для свержения чтимых святою Русью авторитетов. Оратор просил у владыки молитвенной по­мощи и заступления в борьбе с «черными воронами» — ге­роями нашего крамольнаго подлаго времени и благодарил за высокое внимание к болящему о. Иоанну.

«Черные хищники обычно слетаются туда, — так приблизительно ответил владыка, — идеже труп, и уснаща­ются там, где добыча...

Кронштадт всегда был и есть, благодаря пастырским подвигам веры и милосердия болящаго ныне высокочтимаго старца-пастыря, — в глазах всей истинно-русской, православно верующей России местом, где возжен маяк, где сияет звезда веры и ревности о церкви Божией... Пригнанные по­путным ветром буйной годины «черные вороны», даст Бог, скоро разлетятся, — им здесь добычи не найти. Молитва веры вернаго служителя церкви была и да будет впредь спасительным маяком для обуреваемых и здесь напастями нашего смутнаго свободнаго от веры и совести времени».

Приложившись к кресту и приняв окропление св. во­дою, святители проследовали на поклонение св. иконам и св. престолу, а певчие, одетые в парадные кунтуши, тихо запели «достойно» входное.

Отметим, как нововведение, делающее приятное впе­чатление, — в парадные кунтуши были одеты и женщины-певчие.

Диакон произнес эктению, а затем провозгласил много­летие, в том числе и архипастырям гостям. Высокопреос­вященный митрополит произнес последнее многолетие сам: «церковнослужителям, градоначальнику, военачальнику и всем православным жителям города сего».

Благословив народ, архипастыри и сопровождавшие их отправились в дом к о. Иоанну.

К высоким гостям и посетителям скоро же вышел и до­рогой батюшка, но уже не тою всегда быстрою и бодрою поступью. О. Иоанн сильно приутомлен болезнию, — посе­дел, лицо вытянулось и исхудало, имеет бледно-желтый восковой цвет, — свидетельствующий об изнурительной лихорадке.

Чудные голубые глаза уже не блестят прежнею живо­стью, а имеют взор потухающий, хотя полны той же пле­няющей доброты и ласки. Голос гораздо мягче и не имеет тех резких надорванных нот, которыя слышны были ранее от переутомления. Сердца любящих о. Иоанна почувство­вали, что тяжелыя немощи изнуряют великаго старца, пас­тыря православной России, и едва ли долги будут дни его жития. Некоторые из приезжих не могли удержать слез, лобзая, может быть последний раз, дорогого батюшку.

— Сердечно благодарю вас, высокие гости, преосвященнейшие архипастыри, что вспомнили меня малаго и посети­ли мои немощи, — в особенности, лобзаю вашу любовь, высокопреосвященнейший владыка!..

Прибыли генерал Иванов и адмирал Никонов. Болящаго старца владыка митрополит усадил с собой рядом на диван.

О. Иоанн попросил благословить чай и поданную за­куску. Сам всем гостям налил и подал по рюмке вина и провозгласил здоровье «высоких дорогих гостей».

Высокопреосвященный митрополит пожелал здравия болящему, всем дорогому хозяину, и многих лет жизни на благо св. церкви.

Все дружно и от полноты любящаго сердца пропели: «многая лета», что, видимо, глубоко тронуло страдальца.

О. Иоанн просидел с гостями более получаса, — ожив­ленно беседовал о своих летах (ему теперь 79 лет), о не­многих здравствующих товарищах-архипастырях, — разсказывал о своей мучительной болезни, не дающей ему ни днем, ни ночью покоя более, чем на 15—20 м. И только во время богослужения, которое он снова, вопреки требова­ниям врачей, начал отправлять ранним утром, — природа дает ему ослабу часа на два. Особенно слабеют силы от от­сутствия аппетита и полнаго бездействия желудка, — твердаго ничего не может принимать.

Несмотря на требования врачей, как непреклонно ре­вностный хранитель церковных установлении о. Иоанн на­отрез отказался от скоромнаго питания, хотя бы и в виде лекарства.

— Благодарю Господа моего за низпосланыя мне стра­дания для предочищения моей грешной души, — смиренно сказал о. Иоанн, заканчивая скорбную повесть о своей бо­лезни. — Оживляет св. причастие.

Почувствовав слабость сил, он удалился в келию. Высоких паломников-архипастырей, начальствующих лиц и всех присутствующих протоиерей Попов пригласил в свою квартиру на трапезу.

Здесь почтенный сослуживец высокочтимаго о. Иоанна выразил глубокую признательность владыке митрополиту за посещение болящаго старца и Кронштадта, которые глубоко чтят в Московском архипастыре достойнаго преемника великих Московских святителей, молитвенников и печаль­ников земли свято-русской.

Владыка-митрополит ответил глубоко всех захватившею речью о достойных носителях «здраваго русскаго ума».

После трапезы высокопреосвященный митрополит снова посетил о. Иоанна, который вышел, закутанный в шубу, — с ясно выраженным лихорадочным процессом.

Здесь же была и супруга о. Иоанна, такая же слабая старица, как и он.

Владыко вспомянул о посещениях о. Иоанном Мос­квы, — просил покрыть своей любовью, если когда недосу­ги мешали оказать ему духовное внимание и просил мо­литься и в сей и в будущей жизни.

Старец, видимо взволнованный ласкою святителя, ска­зал: — что вы, владыко святый, меня просите, я всегда в сердце своем носил и сохраню до конца дней особую любовь и почитание вашей святыни.

Попрощавшись, владыка заехал с визитами к генерал-губернатору и губернатору, и отбыл в Петербург в 4 ч. дня, сопровождаемый красным звоном колоколов Андреевскаго собора.

В. Рязанский.


 Новыя грозныя слова отца Иоанна Кронштадтскаго    Часть II


[Становление]   [Государствоустроение]   [Либеральная Смута]
[Правосознание]   [Возрождение]   [Армия]   [Лица]
[Новости]