No graphic -- scroll down
 Правда Столыпина

Содержание



ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Близится 90-летие трагической кончины Петра Аркадьевича Столыпина( 18.09.1911г. (н.ст.)). Дата эта соседствует с более светлой: в 2002 году исполнится 140-летие рождения этого русского патриота. Близость двух рубежей - жизни и смерти великого российского реформатора - достаточный повод для издания первого альманаха «Правда Столыпина», который по первоначальному замыслу должен бережно собирать рукописные свидетельства, статьи современников П.А.Столыпина, а также государственных, политических, общественных деятелей, историков, литераторов XX века, суждения которых, на наш взгляд, представляют ценность для нынешнего поколения, к сожалению, мало знакомого с напряженной и плодотворной деятельностью человека, чьё восхождение на вершину государственной власти определило и стремительный подъём дореволюционной России.

Настоятельная необходимость этого периодического издания очевидна: при всей нынешней открытости нашего общества, слишком много связанной с этой фигурой неясности, недоказанности и неопределённости, которые в свою очередь дают возможность для всякого рода спекулятивных сентенций.

Поскольку Столыпин вошел в политическую моду, многие норовят ввернуть его слова в свои речи, его цитируют предводители самых разных партий, движений, ориентации. Знаменитый премьер с его сильной, отточенной фразой стал своего рода коньком, на котором штурмуют политический Олимп деятели самого разного толка, которым зачастую не хватает собственных аргументов и знаний.

Вред от этого очевиден: с одной стороны, опошляются идеи и воззрения русского государственного деятеля, которые становятся мелкой разменной монетой в чьей-то игре, с другой - сбитый с толку и смятенный народ совершенно теряет национальные ориентиры, вехи, без которых России опять бродить наощупь, впотьмах и снова выходить на чужие, случайные огни и маяки, которые заведут снова в тупик.

Ясно, что без национальных вождей России не выбраться из этой трясины. А уж поскольку нынешнее время вождей этих не выделило, глупо проходить мимо такой исторической фигуры, как П А Столыпин, очевидным результатом деятельности которого был резкий, интенсивный подъем произюдительных сил дореволюционной России и значительное умиротворение российского общества. Здесь стоит вспомнить, в каком единодушии встретила российская общественность известие о начале войны с Германией, какой патриотический порыв вызвала эта весть. Площадь перед Зимним заполнилась народом, когда на балкон вышел царь, толпа опустилась перед ним на колени. Не смолкали крики «ура» и пение гимна «Боже царя храни». Прекратились все забастовки, и мобилизация прошла в полном порядке. Даже либеральная пресса единодушно встала на патриотическую позицию.

Это стоит вспомнить, чтобы сравнить с общим состоянием общества после войны с Японией, когда русская интеллигенция посылала поздравительные послания японскому главнокомандующему...

Конечно, такое единение российского общества было результатом экономического подъема, который хорошо отражен в книге Н.Ю.Пушкарского, выпущенной ранее нашим издательством. По образному выражению самого Столыпина, он не стал накладывать пластырь на старые российские раны, но своими реформами дал толчок благотворным силам всего организма, который осилил болезнь.

Здесь безо всяких натяжек можно сказать, что главным инициатором и проводником этих реформ, спасавших Россию, был сам Столыпин. Это вовсе не был верный царский сатрап, покорный исполнитель верховной воли, но человек бесконечной энергии, власти, который в своей убежденности в правоте мог отстаивать свою точку зрения и перед Государственной Думой, и перед Государственным Советом и перед монархом.

Да, были до него Витте и были рядом кадеты («мозг нации»! — Г.С.) но столыпинскими реформы названы именно потому, что Россия признала главенство его заслуг в деле омоложения и укрепления государственной власти и переустройстве страны. Так, возле Петра I тоже было много деятельных, энергичных и умных людей, но честь создания российского флота принадлежит по праву ему.

Нам представляется очень важным осмыслить этот исторический пример, этот опыт, чтобы уйти от порочной практики забвения национальных героев и их славных дел.

К счастью, мы уже располагаем документами, литературой, которые ранее были практически недоступны широкому кругу общественности. Только в РГБ / бывшей «Ленинке»/ насчитывается около 300 книг и брошюр о П.А. Столыпине - изданных до революции и в советский период в России и зарубежье. На открытии в этой библиотеке экспозиции, посвященной П.А. Столыпину, мы пополнили запасники книгами о русском реформаторе, изданными в Саратове нашим центром. И по мере погружения в огромный литературный пласт эта личность представляется айсбергом, который большей своей частью сокрыт от постороннего взора, видна лишь малая часть, по которой пытаются судить обо всем целом.

Хочется подчеркнуть, что многое, связанное с жизнью, деятельностью этого человека и его смертью, остается загадкой и плодит различные толкования, версии. И очевидно, что серьезное, вдумчивое скрупулезное исследование его жизни, взглядов, изучение мировоззрения не будут пустым занятием, но принесут несомненную пользу и пытливым исследователям, и тем, кто воспользуется их трудами. Нужно, чтобы постсоветская молодежь изучала русскую историю не по Чичиковым, Хлестаковым, прочим литературным персонажам, но по настоящим русским героям, которые возвеличивали свое Отечество и положили за него свою жизнь. Сейчас, как никогда, в нашем изверившемся, обманутом и рассоренном обществе нужен положительный пример, велика роль положительного идеала.

И это должен быть не просто человек высокой культуры. Культуры и просвещенности, как мы убедились, слишком мало, чтобы заслужить всенародное признание и уважение, чтобы указать своему народу спасительный путь. На наших глазах сотни и тысячи наших высокообразованных соотечественников уехали подальше от своего народа в сытое забугорье, предав к тому же Россию осмеянию и хуле.

Просвещенных людей много, они были и есть, но вот Столыпин показал, что может сделать высокообразованный человек и патриот на государственном месте, если обладает главнейшим свойством настоящего государственного человека - бескорыстием, умением и стремлением ставить народные интересы выше всех личных расчетов. Многие его современники признавали, что стремление к личной выгоде совершенно чуждо его честной и неподкупной натуре. «Родина требует себе служения настолько жертвенно чистого, что малейшая мысль о личной выгоде омрачает душу и парализует работу», - эта фраза П.А.Столыпина - укор нашим культурным и образованным согражданам, обратившим свое образование и культуру исключительно на личную выгоду, пользу.

Вообще, к созданию такого сборника-альманаха подтолкнули какие-то глубинные чувства неприязни и недоверия, с которыми относились к этой великой и трагичной фигуре русской истории интеллигенты бывшей и современной России. Не все, разумеется, но довольно солидная часть. Трудно найти причины этого чувства: может, они в образовании, испорченном установками, которые довлели над культурной массой и в царское, и в советское время, может,- в отсутствии спасительных национальных инстинктов, когда утеряно ощущение народных интересов и выгод. Может, интеллигентскому сознанию несимпатичен и чужд облик сурового и мужественного защитника своего Отечества, его жертвенный порыв, поскольку такие фигуры напоминают оппонентам и критикам о собственной ущербности, слабости, неполноценности. Возможно, сказываются здесь иные тайные токи.

Солидные деньги из государственного бюджета и приватных структур уходят в столицу и регионы на пустые книги - всякие дайджесты, буклеты, представительские издания, которые превращаются в макулатуру сразу после выхода в свет, не давая ничего ни умам, ни сердцам. Но скромной суммы на издание обстоятельной книги о замечательном человеке, патриоте России, убитом и оболганном её врагами, не нашлось ни в министерстве страны (теперь Российском комитете по печати), ни у банкиров, ни у «крутых» коммерсантов. И если бы не помощь Саратовской администрации наш ныне известный в России и зарубежье сборник - «Столыпин. Жизнь и смерть.» так и не увидел бы свет.

Увы, довольно часто приходилось убеждаться в неприязни, равнодушии или лицемерном и поверхностном интересе к этой исторической личности. Один случай совершенно потряс. Местный краевед на людях, в аудитории с вдохновением говоривший о Столыпине, при личной встрече, признав во мне составителя книги о реформаторе, стал извергать хулу в его адрес, употребляя эпитеты, которым уже почти век: «вешатель», «реакционер», «царский сатрап»...

Примечательно, что всё это происходило в месте публичном, можно сказать, храме культуры - музее, где всего лет десять назад мундир Столыпина и кресло, в которое опустился смертельно раненый премьер-министр России, соседствовали рядом с кандалами и арестантской шинелью. Тогда при подготовке первого полновесного сборника о П.А. Столыпине, в полной мере испытали мы на себе прессинг культуртрегеров, с большевицким напором, вопрошавших, с кем согласована инициатива и по какому праву ваш покорный слуга взял на себя смелость готовить книгу о «реакционере Столыпине».

Помимо таких вот частных лиц, увенчанных учёными степенями, званиями, регалиями и свидетельствами разных заслуг в Саратове и шире - в России и зарубежье, есть немало организаций, расцветивших свой фасад именем великого реформатора. В Саратове, например, есть Столыпинский фонд, в Москве также фонд «Пётр Столыпин». В саратовском фонде рядом со скромным эскизом Столыпина живописный портрет местного депутата из коммерсантов (или коммерсанта из депутатов?), а среди крестных отцов Московского фонда сам бывший министр финансов, он же депутат Государственной думы. О Столыпине поговорить здесь могут охотно, но внести даже самую скромную лепту в издание полезной книги о нём, увы, не спешат. Разные люди, но схожи неустанным желанием «въехать в рай на чужом горбу».

Встречи с такими просвещенными господами лишний раз укрепляют уверенность в том, что, видимо, одной книги о Столыпине мало, видимо, нужен серьезный анализ, обзор взглядов просвещенных людей, своеобразная ревизия всего имеющегося в наличии исторического и литературного материала, нужны обобщения и научные выводы, которые будет трудно ставить под сомнение, которые приблизят нас к истине, насколько это возможно, которые обеспечат подобающее место П.А. Столыпину в отечественной истории.

Эта задача поставлена временем и для ее разрешения, обобщения объективной информации о Столыпине, мы будем публиковать авторов, имена которых уже известны, авторитетны, а также малоизвестных и вовсе безвестных, но людей посвященных в аспекты нашей темы и суждения коих, доводы, факты показались нам оригинальными и достойными всестороннего обсуждения.

Что касается ярлыков: верно сказано, чтобы избавиться от иллюзий и заблуждений, надо определиться в понятиях. Вот, например, слово «реакционер», «реакционный» в широком употреблении, обиходе стало синонимом «отсталого» и «скверного». Но уж если есть акция - в нашем контексте стремление к революционному переустройству общества, не считаясь с потерями, где главное средство - бомба, то, естественно, должна быть и вполне оправдана и реакция - сопротивление такому насилию...

Причем, даже современные авторы активно используют этот термин, совершенно не считаясь с ассоциациями, которые связаны у общества с ним. Например, один из видных исследователей-оппонентов Столыпина, употребляет этот термин по отношению не только к нему. Цитирую: «Либерального премьера Витте заменили на реакционного Горемыкина...» Конечно, этот нехитрый литературный прием убеждает, что реакционер Горемыкин мог порекомендовать монарху на свое место только союзника, только близкого по убеждению человека, только реакционера высокой пробы... 3десь, видимо, уместно напомнить слова последнего императора, сказанные о Витте, который, на взгляд Николая-II, «...резко изменился. Теперь он хочет всех вешать и расстреливать»...

А вот о Горемыкине он говорил потом так: «Спасибо старику-Горемыкину, что он в трудное время порекомендовал мне Столыпина».

Если сейчас оживить людей, погибших в начале века в России в братоубийственной гражданской войне, они бы руки целовали «царским сатрапам», «жандармам», «реакционерам», «вешателям», которые суровым, но верным способом хотели усмирить нашу русскую вандею. «Уметь отличить кровь на руках хирурга, от крови на руках палача» смогли тогда очень немногие...

Предвосхищая всякие недоразумения, оговорюсь, что вовсе не стану претендовать на роль адвоката Столыпина. Считаю, что право на критику, вдумчивое осмысление общественных явлений, поступков имеет каждый. Это аксиома Априори защищать от критики - нелепое и гиблое дело, ведь и на солнце есть пятна. Нет идеальных людей. Тем более в тех конкретных исторических условиях, в атмосфере русской смуты и самые правильные, добрые, честные, рассудительные не могли удержаться от искушений, не впасть в соблазн, не принять чью-либо сторону, чтобы было на кого положиться, чтобы не остаться одному без опоры и помощи. Весь русский мир разделился: одни бунтовали, другие были против бунтовщиков. Брат шел на брата - это не литературная метафора. И каждый был по своему прав, у каждого была своя малая правда, которой никто не хотел жертвовать ради успокоения целого. И крестьяне, уставшие от нужды, и помещики, оставленные на пепелище после «иллюминаций», и рабочий, требовавший прибавки к зарплате, и фабрикант, у которого «пропагаторы» остановили производство и обанкротили его штрафами. И чиновник, обязанный следовать букве несовершенных законов, и интелегент-разночинец, мечтающий о парламенте, который должен был, вроде, в одночасье избавить Россию от бед.

Но каково в этом хаосе было премьеру — на месте, которое оказалось не по силам другим, казалось, более опытным царским чиновникам, каково было человеку, стоявшему на гребне, на лезвии между правой и левой стихией? Прежде чем судить этого человека, нужно вникнуть в его положение, осознать тяжкий груз ответственности, иначе это будет неправедный суд, суд пристрастный, а критика будет огульной и глупой. И она не прояснит дело, добавит ему новых неясностей, наплодит новых вопросов.

При жизни у Столыпина было много противников, было слишком много врагов. Но как сказал один умный человек: «врагов нет лишь у ничтожеств». У Столыпина было много врагов, как бывает у человека исключительных дарований, зависть к которым терзает всякую посредственность, всякую серость. Но при жизни он имел возможность отвечать этим врагам. Как он это делал, стало историей. Но когда он замолчал навсегда, не смолкли враги: снова и снова по разному поводу они бьют в прежнюю цель. Можно, конечно, понять, войти в положение тех сил, коим Столыпин еще при жизни грамотными осмысленными действиями «перекрывал кислород», выводя русского гражданина и, прежде всего русского мужика, в главные действующие фигуры истории, что подтверждали исследования Менделеева, Еропкина и других. Но, когда в стане противников Столыпина оказываются и сейчас русские патриоты, предъявляющие ему счет за разрушение общины, это очень досадно. Община при всех известных достоинствах, которыми мы, русские, дорожили, все же становилась обузой России, ибо сковывала развитие производительных сил, была тормозом, кандалами на крестьянских ногах. И это, кстати, была одна из причин того, что против столыпинского Земельного указа 9 ноября так активно выступили и левые силы, в числе которых среди искренне заблуждающихся были и ярые враги сильной России. Ибо «разрушение общины» и успех реформ лишали «левых» исторической перспективы, что признавал в эмиграции Ленин.

Но вменять в вину Столыпину гибель общины неверно и потому, что целью его земельной реформы было прежде всего улучшение землепользования, что успешно осуществлялось после знаменитого указа 9 ноября и в пределах общины. Об этом достаточно обстоятельно и убедительно рассказали в своих воспоминаниях и сподвижник премьера министр земледелия Кривошеин, и другие специалисты.

Это важное обстоятельство, сокрытое до сих пор от широкой публики, ещё один аргумент в пользу изучения политики и воззрений человека, который за время недолгого правления правительством возвысил Россию и дал возможность её народу снова поверить в себя.

Памятуя о том, что без этой веры народ обречён, мы включили в первый альманах статьи и очерки разных людей, разделяющих этот подход, в полной мере сознающих роль и значение Петра Аркадьевича Столыпина в нашей истории.

Хронологический порядок расположения материала, принятый здесь, будет сохранён и в следующих выпусках альманаха, содействие в подготовке которого будет с благодарностью принято издательством "СООТЕЧЕСТВЕННИК" и КУЛЬТУРНЫМ ЦЕНТРОМ им. П.А. СТОЛЫПИНА.

Геннадий Сидоровнин


Подготовлено к изданию САРАТОВСКИМ КУЛЬТУРНЫМ
ЦЕНТРОМ им. П.А. Столыпина.
ПРАВДА СТОЛЫПИНА. I. : Сборник
Сост. Г.Сидоровнин. - альманах, I вып. - Саратов;
«Соотечественник», 1999. - 320 с.
ISBN 5-88830-008-Х

Настоящим альманахом впервые в нашей стране положено начало систематическому и целенаправленному изучению духовного наследия великого реформатора России, которое на протяжении уже трех лет осуществляется Культурным центром имени ПА Столыпина. В сборник вошли статьи, очерки и воспоминания самых различных авторов — от Василия Розанова и Василия Шульгина до современных исследователей. Они затрагивают широкий круг вопросов: годы губернаторства П.А. Столыпина в Гродно и Саратове, взгляд сквозь время на столыпинскую земельную реформу, её итоги и перспективы использования в современной российской деревне, анализ важнейших этапов государственной деятельности бывшего премьер-министра России и многое другое.

Композиция сборника построена с таким учетом, чтобы облегчить читателю знакомство с многогранной деятельностью П.А. Столыпина, которого по праву можно назвать великим национальным политиком России.

В материалах частично сохранена авторская редакция.

На обложке альманаха портрет саратовского губернатора П. А. Столыпина в 1904г.

© Издательство «Соотечественник».
© Составитель Геннадий Сидоровнин



 Правда Столыпина


[Становление]   [Государствоустроение]   [Либеральная Смута]
[Правосознание]   [Возрождение]   [Армия]   [Лица]
[Новости]